Небо начинается с земли. «На земле такого не увидишь, что видишь сверху»

26.02.2013 
Количество показов: 6487
Высокие, статные, в красивой форме – настоящие мужчины!
Такие они - пилоты самолетов. Нашему герою Сергею Необутову 22 года, и он носит гордое звание второго пилота воздушного судна. В нем невооруженным глазом видна та ответственность, которую он несет на себе, отвечая за здоровье пассажиров и целого экипажа. В своем молодом возрасте он четко знает свои обязанности и рассказал нам о своей профессии.

Небо – это другая жизнь - Как вы стали пилотом?

- Я учился в Омском летном техническом колледже гражданской авиации, сначала учился управлять вертолетом МИ-8, затем переучился на самолет и вот по сей день работаю на воздушных судах АН-24 и АН-26. Я второй пилот, помощник командира в «Полярных авиалиниях». У меня два родных старших брата - пилоты. У нас династия. Мой отец тоже был пилотом, дед был авиационным радистом. Поэтому у нас династия, мы все - рожденные для неба. Лично для меня это очень приоритетно, уважаемо. Мне говорили, что по детству я мечтал стать врачом, но я этого не помню. Тоже хорошая профессия, но я очень рад, что я выбрал именно эту стезю, что получилось, что я сейчас в небе. Небо – это другая жизнь. Небо начинается с земли.

Вы, наверное, с самого детства летаете?

- Мой отец пилот, командир, инструктор, знает 6 типов воздушных судов, начиная с АН-2, заканчивая ТУ-154. Я с детства всегда летал с ним, он рассказывал, какие трудности бывают в профессии, все расписывал. Поэтому я с детства, можно сказать, в небе.

- Куда Вы сейчас летаете?
- Летаем регулярно, каждый день по всем северам – это Белая гора, Батагай, Среднеколымск, Зырянка, Тикси, Саскылах, Саккырыыр – все населенные пункты Севера.

- А не хотите летать на юга?
- На юге, конечно, хорошо, тепло. Охота, конечно, но пока здесь работаю, а там уже дальше видно будет. Меня здесь все устраивает. Я родился в Якутске в 1990 году, в 1996 году улетел в Омск, мы всей семьей переехали, пошел в школу, отучился, армию прошел, но потом обратно приехал вот сюда. Родина ведь всегда к себе зовет. Может, в дальнейшем в карьере я буду и на более больших самолетах работать и летать на юг, но время покажет, расставит все на свои места.

- Сколько длятся ваши полеты и не влияют ли они на здоровье?
- Бывают полеты на час, 1 час 50 минут, три часа – в небе мы долгое время находимся. 1 час 50 минут до Батагая – это самый регулярный рейс. Нет, полеты не влияют на здоровье, если ты человек здоровый. Я просто молодой человек, и я себя чувствую очень уверенно, мне ничего не вредит. Нас ведь готовят к этой работе, поэтому все нормально.

Не бывает одинаковых полетов

- Каким был ваш самый первый полет?
- Первый полет был на вертолете МИ-8. Я еще учился в колледже, и меня отправили на практику в Среднеколымск. Ощущения незабываемые. В первый раз всегда сложно, инновация новая, страх, конечно, присутствовал, как у каждого пилота. У нормального человека должен быть страх. И я с ним справился, мне очень понравилось, я благодарен моим инструкторам, командирам, которые помогли мне в этом, поставили на правильный путь, научили не бояться, держать уверенно штурвал, руку набивать. И по сей день я не боюсь, все прекрасно.

- А теперь все полеты для вас проходят одинаково или они все разные?
- Не может быть одинаковых полетов, потому что метеоусловия влияют на наш полет, ветра, снег, туман – все. Экипаж меняется, но у нас он уже отработанный, профессиональный, не побоюсь этого слова. Для нас любые трудности – ничто, мы со всем справимся, идем уверенно, наши полеты безопасны. В экипаже мой старший начальник – это командир воздушного судна, я его помощник, второй пилот, также у нас есть бортмеханик. Воздушные суда, на которых я летаю, делятся на два типа: это АН-26, где есть штурман и больше членов экипажа, бортоператор, который отвечает за загрузку, а на АН-24 у меня несколько обязанностей: второго пилота, штурмана для навигаций и бортоператора, то есть я отвечаю за загрузку. На воздушное судно очень сильно влияет распределение загрузки, центровка самолета. Работа в экипаже складывается прекрасно, у нас очень хороший коллектив, все верны своему делу.

- Сколько полетов у вас было за все это время?
- Ну, на МИ-8 я недолго полетал, у меня, наверное, было буквально полетов 10-15, а на АН-24, АН-26 я налетал уже много, более пяти сотен раз точно. У нас в авиации считается по часам полетов.

- Замечаете с высоты нашу природу, пейзажи?
- Конечно, замечаем. Горный район, снег – доставляют удовольствие наблюдать. Но больше удовольствия мне доставляет, когда мы заходим уже на посадку. Видеть перед собой полосу по курсу и видеть аэродром, тем более, ночью, когда светятся огоньки – это не описать словами, это прекрасно! А так, в горизонте – приятно смотреть на горы, на природу. Небо – это своя жизнь. На земле такого не увидишь, что видишь сверху.

Земная жизнь

- А чем вы занимаетесь на земле?
- Занимаюсь спортом в свободное время, учу английский, просто отдыхаю. Честно говоря, небо забирает очень много сил, все таки разряженный воздух, поэтому немного тяжеловато. Приходишь – или тупо ложишься спать, или занимаешься своими какими-то делами, но чтобы сильно себя не утомлять, потому что на следующий день тебе снова в небо.

- Как относятся к вашей профессии друзья?
- Друзья прекрасно относятся, очень уважают, у меня сейчас много друзей, которые тоже летают. А кто не работает, тот тоже с интересом относится к моей профессии.

- А девушки? Наверное, за вами, одетым по форме, толпами бегают!
- У меня есть девушка, мы с ней встречаемся уже давно, и она очень уважительно относится к моей профессии. Я считаю, что это очень уважительная и сложная профессия. Это не то, что показывают в фильмах, надо самому почувствовать, поработать, полетать. Отвечаешь не только за себя, но и за весь экипаж, за пассажиров, груз, который везешь, поэтому это очень ответственное дело и очень серьезное.

- А вам самому нравятся фильмы о пилотах, авиации?
- Люблю, конечно, но особо не выделяю, потому что я сам в этой стезе, и, знаете, я, можно сказать, сам каждый раз вижу свой фильм. Видно, что большинство на самом деле не понимает, что это у нас за профессия. Тем более, когда говорят, что летчики пьют, например, – нет, это очень серьезная и ответственная профессия.

Правила полета

- Какие у вас есть обязательные правила?
- Мы обязаны строго следить за выполнением техправил: это предполетный осмотр, предполетная подготовка, то бишь, мы готовим всю документацию, все считаем, рассчитываем топливо. Изначально весь наш полет начинается с медосмотра. Мы приходим на работу, проходим медосмотр и дальше уже идем по распорядку нашего рабочего дня: готовим документацию (ветер, погоду смотрим, запасные рассчитываем). Затем направляемся к воздушному судну, проверяем салон, все приборы, усаживаем пассажиров, я так же отвечаю за центровку груза, слежу, куда груз распределить, а потом уже - в небо.

- Ух ты, как все непросто, это не в такси сесть
- На самом деле в кабине ведется серьезная работа. Это так кажется, что все просто. И даже когда мы уже сели на посадку, и перед посадкой идет расчет посадочной массы, ветер, скорость, боковое, угол сноса и многое другое. Осматриваем воздушное судно после посадки.

- Были ли у вас какие-то курьезы, связанные с рейсами?
- Даже не знаю, какие ситуации были интересные. С пассажирами, пока я работаю, все было спокойно, однообразно. Я считаю, все поведение пассажира зависит от экипажа, от работы проводницы, как они будут осуществлять полет. У нас люди обученные. Мы все делаем для безопасности и спокойного проведения полета.

Вы меня еще услышите

- А какой вы пассажир? Нет профессиональной привычки подмечать какие-то недостатки, например?
- Как пассажир я летал один раз в Египет в отпуск, летал в Сибирь. Я летел с родителями, с девушкой, и вот немного трясанет, и они у меня сразу спрашивают, что это, и я им спокойно объясняю, что происходит. Пассажиром хорошо летать, но в экипаже лучше.

- Расскажите о вашей форме
- Три лычки означает «второй пилот», у командира – четыре. Дай бог, скоро и у меня будет четыре. Званий у нас, как таковых, нет. А так, я служил в Омске во внутренних войсках оперативного назначения, там был сержантом и командиром отделения.

- Какими самолетами вы бы мечтали управлять?
- У меня на данный момент два воздушных судна, на которых я стремлюсь, мечтаю и хочу сам лично работать и летать. На данный момент российское производство воздушных судов, грубо говоря, прикрыто, поэтому остались только заграничные. Но я бы мечтал полетать на российском ИЛ-6, но его ограниченное количество, «Тушки» тоже закрывают, поэтому я хотел бы на боинге-747, одном из самых больших боингов, или на эйрбасе А-380, это тоже самый большой пассажирский самолет, считается.

- А можно ли ваш голос услышать в самолете?
- Нет, можно услышать только в радиообмене, но это могут услышать только пилоты. А пассажиры могут услышать голос командира. Пока еще вы меня не услышите, но в будущем вы меня услышите и не раз.

фото Виктории Сергучевой («Аэропорт «Якутск»)
Количество показов: 6487
Выпуск:  № 11 от 15.02.2013 г.
Комментарии