Вспоминая Афганскую войну...

20.02.2012 
Количество показов: 2141
Поистине титанический труд замыслил один из участников Афганской войны.
Выйдя на пенсию, он задумал написать о каждом из своих 318 сослуживцев, вместе с ним проходивших боевое крещение.

В преддверии 23 февраля «ЭС» встретилась с Усементаем Алексеевым, подполковником запаса, непосредственным участников боевых действий Афганской войны.

Чтобы помнили…

– Здравствуйте, Усементай Николаевич. Интересно, а чем вызвано желание написать о каждом своем сослуживце? Это же огромный труд.
– Решение увековечить имена тех офицеров и солдат, с которыми воевал в Афганистане, пришло постепенно. А их ни много, ни мало 318 человек. Цель творения – оставить память о них их детям и внукам. Молодежь не склонна интересоваться жизнью родителей. Я и сам такой был. А сейчас подумал: «А что же вспомнят мои дети обо мне, знают ли они, что я пережил?» А так, возьмут мои записки, прочитают и поймут.

– Каково почувствовать себя писателем?
– Особого таланта писать у меня нет. К тому же очень нелегко писать про тех, кто был и находятся рядом. Как еще они воспримут, как отнесутся к написанному. Но я пытаюсь описывать все, как было в действительности.

Как дитя своего времени, как пенсионер, торжественно выведенный из активной политической и общественной жизни, и, наконец, как старый маразматик выдаю на суд интернетовской публики свои сумбурные записки. Надеюсь на обсуждение моих мыслей, взглядов. Сразу признаюсь: я такой же, как все. Ничто человеческое мне не чуждо.

– Что дало начало вашим «Запискам старого солдафона»?
– Начало положил сайт мотоманевренной группы Карези-Ильяс, который создал «афганец» Вильдан Мустакимов. Там я нашел немало информации, например, дневник Владимира Арнаутова, командира минометной батареи, составленный во время совместного пребывания в Афганистане. Документ оказался очень ценным для меня. После прочтения этого дневника многое вернулось в памяти, кое-какие детали восстановились.

На сайте появились и фотографии, сделанные в Афганистане. Хотя такие вещи допускать официально запрещалось, всё равно нашлись «нерадивые», «недисциплинированные» товарищи, благодаря которым появились своего рода раритеты. Сейчас эти дневниковые записи, эти фотографии – это часть моей жизни, мои воспоминания, мой очередной жизненный интерес.

– Многих сослуживцев уже нашли?
– Сейчас нашел информацию только про 83 человека. 11 из этих товарищей уже нет на свете. Кстати, уже два года езжу к Вильдану в гости, а с ним вместе побывали в регионах Урала, на Украине и в Белоруссии у других сослуживцев.

– Собираетесь ли вы опубликовать свои записи, когда закончите? Может, книгу выпустить?
– Наверно, с книгой не получится. Да и успею ли… Например, на воспоминания одного только военного врача Миши Федотова у меня ушло полтора месяца. Представляете, полтора месяца? А получилось всего две страницы. Но я постараюсь максимально подробно рассказать о своих ребятах.

Кстати, в своё время по настоянию жены начал было писать на своём родном языке, но оказывается по-якутски мало кто читает. Да и дети, которым я посвятил воспоминания, выросли русскоязычными.

«Война - это адский труд»

– Часто вы ли принимали участие в боевых действиях?
– Наше подразделение базировалось на стыке трех границ: Ирана, Афганистана и Советского Союза. Что там творилось, не передать. Как разворошенный улей с пчелами. С первого и до последнего дня мы вели боевые действия.

– А что вы испытали, когда вам сообщили, что вас отправляют в Афганистан? Некоторые, говорят, прямо рвались туда.
– Я далёк от такой мысли, что все шли воевать с большим желанием. Конечно, допускаю, что были сорвиголовы, которые рвались драться. И среди нас, офицеров, были те, которые очень хотели в Афганистан. Вообще, психически нормальный человек по своей доброй воле приключения не ищет. Но это в основном были те, у кого служба не пошла или жизнь сложилась не так.

– Извините, за нескромный вопрос, страшно было?
– Очень. Я об этом честно пишу в своих записках. Пока воевал, чувство страха никогда не покидало. Страх за себя, страх за подчиненных. Это сейчас я смелый такой, говорю о страхе открыто, не стесняясь. А тогда в Афганистане я всё испытал: и дрожь в коленях, и мурашки по спине, и самопроизвольный стук зубов, и даже предательское чувство мелкой трусости.

Когда под открытым небом попадаешь под артиллерийско-ружейный обстрел и лежишь, крепко обняв чужую землю со всеми мыслимыми и немыслимыми насекомыми и всякими гадами, у тебя отказывает всё. Руки и ноги становятся непослушными, ватными, душа уходит на полметра в землю. И только чувство ответственности, командирский долг и обязанности поднимают тебя на ноги и возвращают в срединный мир. А был бы один без подчиненных, может, лежал бы и лежал…

– Многие участники Афганской войны на всю жизнь получили душевную травму. Немало было и тех, кто стрелялся от нервного срыва или не мог найти свое место на гражданке.
– Да, но есть и те, кто говорит, мол, в Афганистане прошли самые счастливые годы, тоскуем по тем годам, вспоминаем Афганистан добром и так далее. Я их мнения не разделяю. Может, для рядовых, молодых парней это и было счастливое время, но я был офицер, и уже в возрасте.

На самом деле это был адский труд. Находясь в Афганистане, я иногда задавался вопросом: «Боже, за что я загремел под фанфары, за какие грехи мне такие испытания?». Самое невыносимое - сидя в штабе, слышишь звук сражения. Одно дело, когда сам на передовой, там все понятно. А когда не знаешь в точности, что происходит, то места себе не находишь.

Сейчас я могу с уверенностью сказать, какое счастье - жить, не познавая войны. Война не романтика. Война – это адский труд, война – это нервы, психоэмоциональные и физические перегрузки, война – это недосыпание, недоедание, грязь и вши.

«9 рота» мне не понравилась»

– Сейчас есть разные точки зрения об Афганской войне. Есть мнение, что война была ненужной, бессмысленной бойней, которая сгубила много молодых парней. Как вы считаете, нужна была эта война?
– Война - это последний метод политики. Ее начинают, когда исчерпаны все остальные средства дипломатии. Я считаю, что ввод советских войск в Афганистан был необходим. Другого выхода в тех условиях просто не было. Если бы мы не зашли в Афганистан, то туда бы зашли войска НАТО. Поставили бы свои ракеты на горы, создав угрожающее положение для нашей страны.

Другими словами, мы в Афганистане отстаивали интересы своей родины. Хотя мы повсеместно говорили, что идем оказывать интернациональную помощь братскому народу, на самом деле основная задача была – не допустить ввод войск НАТО.

– Как бессмысленная была показана Афганская война в фильме Федора Бондарчука «9 рота». Вы смотрели этот фильм?
– Да, смотрел, и у меня самое негативное мнение о нем. Почему? Потому что там нет роли офицера. Показано, как воюют одни солдаты. Эти бедолаги что-то делают, с кем-то сражаются, и никто ими не командует. Нет ни командира роты, взвода, полка. Роль офицера не показана вообще, как будто их и не было. Не знаю, по чьему сценарию поставили фильм, но мне как офицеру было стыдно. По-моему этот фильм сняла одна контра. Явно не во благо нашей страны.

То ли дело фильм «Грозовые врата», да, эта картина мне нравится. Здесь нормально показана роль офицера, который командует, обеспечивает взаимодействие, как и должно быть.

Кому стало интересно, тот может ознакомиться с записями Усементая Алексеева и других участников мотоманевренной группы Карези-Ильяс на сайте http://pv-afghan.ucoz.ru

Фрагмент из «Записок старого солдафона»:
После боя мы с комиссаром обошли всех. Всё путём, только мины у миномёта на исходе. Подходим к окопу сержанта Яковлева. Он - техник взвода обслуживания, как технарь был зачислен в этот рейд.

- Ну как бой, Саша? Какие впечатления?
- Да ничего, товарищ майор. Вот только автомат сломался...
- Как? А ну дай-ка сюда.

Ствол автомата был как ножом срезан и висел на шомполе. Буквально в полутора метрах от бруствера окопа разорвалась 81-мм мина, и её осколком срезало ствол. По счастливой случайности сержант Яковлев остался невредимым.
Количество показов: 2141
Выпуск:  № 12 от 17.02.2012 г.
Комментарии