Андрей Петров: «Мы долгое эхо друг друга…»

16.10.2013 
Количество показов: 7153
Кто такой Андрей Петров? Сам о себе он говорит так: «Я больше журналист, чем врач».
Чего больше в этих словах – гордости или горечи? Тем более если учесть, что сегодня он, в прошлом выдающийся журналист, идейный вдохновитель и главный редактор столичных газет, четвертый год работает в отделе добровольного страхования Сахамедстраха. Недавно Андрей Гаврильевич перешагнул 50-летний рубеж. Для мужчины – еще самый расцвет, а уже можно проанализировать, что было сделано, подумать о том, что еще можно сделать. А можно взять и вновь кардинально изменить свою жизнь. Одно можно сказать точно: что бы ни случилось, Андрей Петров всегда сохранит оптимизм, широту души, открытость и чувство юмора.

Причудливо сплелись в его жизни две дороги, две судьбы – медика и журналиста. Шесть лет фельдшерской практики, четыре года работа врачом-терапевтом и два десятка лет отдано СМИ. Если сказать, что Андрей Петров личность известная и фигура в своем роде одиозная – значит, сказать все. Или не сказать ничего. Жизнь вообще штука серьезная, и неприятные моменты в ней случаются едва ли не чаще радостных. Тут уж от человека зависит, под каким углом он будет оценивать и ситуацию, да и жизнь в целом. Ну, что можно рассказать о человеке, в свое время работавшего на скорой помощи, в сельской глубинке врачом-терапевтом, стоявшего у истоков создания газет «Эхо столицы» и «Наше время», о человеке, ставшего самым первым пресс-секретарем в республике, и ни у кого либо, а у самого Михаила Ефимовича Николаева? Жизнь интересная, бурная, полная катаклизмов, подводных камней, где находилось место людской зависти, предательству, закулисным интригам, но ведь сколько было такого, о чем сейчас вспоминается с улыбкой, и сердце начинает щемить от нежного чувства к ним, коллегам, соратникам, друзьям, многих из которых нет уже в этом мире... А до сих пор вспоминается о них с любовью и уважением. 

Если рассказывать о жизни Андрея Петрова – нужно писать книгу. Если делать материал обо всем, что мы узнали во время нашей с ним встречи – необходимо затевать целый цикл публикаций. И эта статья – всего лишь небольшой экскурс в разные годы жизни Андрея Гаврильевича, которые он считает наиболее важными, знаковыми, в те годы, когда происходили судьбоносные встречи и одним махом решались, казалось бы, дела нерешаемые. Итак...

«Я хотел стать врачом и писал стихи»

... и это была моя мечта – быть доктором. Все однокурсники по субботам ходили на дискотеку, веселились, отдыхали, а я работал. Сначала в ЯНИИТе медбратом, потом – несколько лет на «Скорой». В то время была известная бригада доктора Тюменцевой, ее так и называли – «тюменцевская». И стихи писал, было дело. Но кто из нас не пробовал марать бумагу, когда весна, тепло, первая влюбленность, бессонные ночи, любимая девушка, и душа поет? И даже показывал их отцу друга, небезызвестному Ивану Федосееву – Доосо. Мне даже сказали: «Что-то в этом есть...». Мыслей о журналистике и близко не было. Работал в районе, и, наверное, был неплохим врачом, мог стать первоклассным специалистом. Но все-таки суждено мне было иное – профессионалом я стал, но совершенно в другой сфере, далекой от медицины. 

Проба пера и «Диамантер»

... свою первую статью я написал, будучи студентом медико-лечебного факультета ЯГУ в 1989 году, в газету «Якутский Университет». Это случилось после первой экологической экспедиции вместе со своим другом-сокурсником Петром Федоровым, ныне председателем правления группы компаний ЭПЛ Даймонд. Статья была о деятельности АЛРОСА, пагубно повлиявшая на экологическую обстановку бассейна Вилюя. Материал получился бескомпромиссным, резким. Потом была передача на НВК «Саха» у популярного телеведущего Алексея Амбросьева (в будущем мой зам в «Эхе»). Так родилось экологическое движение «Вилюй». 

И вот случился в моей жизни неожиданный поворот. Меня, с подачи того же Петра Федорова, вдруг пригласили в АК «Туймаада Даймонд» и назначили пресс-секретарем. И я был, не без гордости скажу, самым первым пресс-секретарем в республике! Георгий Яковлев, светлая голова, замечательный человек и руководитель, решил, что для развития предприятия мало хорошо работать – необходимо широкое освещение деятельности компании, что надо рассказать населению о совершенно новой для Якутии отрасли – об алмазоогранке. Должны же в родной республике не только добывать алмазы, но силами сельских парней и девчушек превращать их в бриллианты! А планы были просто громадные, поистине фантастичные – ввести 16 гранильных заводов по всей республике! Я до сих пор считаю Георгия Петровича идеалом руководителя, а какой он создал великолепный, дружный коллектив. В новом качестве я стал много ездить по улусам, встречаться с огранщиками. И мою голову посетила идея выпускать свою отраслевую газету – так родился «Диамантер». Ну, газета - это громко сказано, всего четыре полосы формата А4. 

«НВ» бесплатно по почтовым ящикам

... а в 1995 году произошел еще один поворот, и началась эпоха «Нашего времени». Газету мы создавали впятером: я - главред, Вячеслав Киреев – научный консультант, выдумали же должность! Батас Ноговицын - зам, технический директор и верстальщик, Кирилл Алексеев – ответсек, литературный редактор и корректор в одном лице, Любомир Поликарпов – главный бухгалтер и единственный штатный корреспондент, и наша красавица Света Софронова, которая своим неповторимым обаянием «тащила» нам рекламу. Офиса не было. Вся редакция находилась у меня, в кабинете пресс-секретаря. 

В мае того же года начались выборы в мэры города Якутска. Мы сделали ставку на Спартака Борисова, и не проиграли. Он нам, в конечном итоге, и помог с офисом – нам выделили два кабинета в здании «Якутстроя». Так и начали работать. Но тираж стоял на месте, и ни туда ни сюда не двигается. И мы решились на отчаянный шаг – целое лето печатали по 15 тысяч экземпляров и рассовывали их по почтовым ящикам. Люди получали информационную газету, привыкли, узнали о ней, и когда мы перестали это делать, понятное дело, народ начал газету покупать. Уже тогда, практически сразу, тираж поднялся до 7 тысяч, а позже – до 15 тысяч экземпляров. Прекрасное было время! 
 
«Эхо столицы» – кузница кадров

... в «Эхо столицы» я пришел, уже поработав пресс-секретарем Михаила Николаева. В то время газета называлась «Эхо недели». С начала 1999 года «ЭС» стало выходить ежедневно со вторника и толстушка – в пятницу. Пришли новые люди – Андриан Николаев, Леня Николаев, осталась Вика Габышева со старого состава, Игорь Платонов, Ирина Мартынова, Елена Птицына, Сардаана Сивцева-Саная, Аламжи Будаев, Ваня Булдаков, Алексей Амбросьев, Елена Степанова, Дмитрий Бубякин, Андрей Аргунов, Виталий Сур, Туйаара Нутчина, Надежда Павлова – новые лица, новые имена. В конце этого же года родился «Киин Куорат». Это был плод долгих мучений, обсуждений, что нужно и что нет, какие рубрики, о чем писать... Детище родилось, и до сих пор живо – вот что радует. Я вообще считаю, что «НВ», «Эхо столицы» и «Киин Куорат» - три моих самых удачных проекта, которые до сих пор живы...
Я всегда считал и считаю, что в коллективе всегда должна быть доброжелательная обстановка. Никаких «могучих кучек», никаких закулисных интриг. На работу должны приходить радостные, должен быть психологический климат такой, чтобы работать было в удовольствие – мы ведь на рабочем месте проводим большую часть своего времени, разве что только не спим. «ЭС» и «Киин Куорат» должны держаться вместе. Я так и говорил: «Мафии здесь никакой быть не должно. Мафия здесь только я!». И в то время, я считаю, был самый расцвет «Эха». Потому что не было группировок – это я сразу пресекал на корню. Я человек открытый, и поэтому, если что, все шли ко мне, по домашним ли, по рабочим ли проблемам, и квартиры выбивали сотрудникам.

Я всегда защищал своих журналистов, и считаю, что это должен делать каждый главный редактор – горой стоять за своих ребят. Отстаивать, прикрывать, не давать в обиду. Он сам, главный редактор, имеет право карать и миловать – у себя в кабинете устраивать разнос. А другим в обиду – не давать!

«Эхо столицы» - своеобразная кузница кадров. С этим никто поспорить не может – работа в «Эхо» стала основой для успешного старта в журналистику для многих известных сегодня в республике журналистов и медиа-специалистов.

Дедушка Буба, Эдуард Волков и все-все-все

... прекрасно помню, как к нам пришел Дмитрий Софронович Бубякин, аксакал журналистики, известнейший человек. Ему в то время было уже под 70, и он сказал: я уже человек пожилой, буду работать за гонорары. Ну, не сиделось ему спокойно дома! Шустрый был дед, веселый, легкий на подъем, а уж какой мобильный! Работал быстро, писал легко, и все приносил и приносил материалы, острые, злободневные, продуманные, серьезные, юморные - разные. Так что через некоторое время я ему так и сказал: Дмитрий Софронович, какие гонорары, давайте-ка к нам в штат...

А Эдуард Волков? Человек-бессребреник, еще в советское время приехал, будучи корреспондентом «Комсомольской правды», влюбился в Якутию и остался навсегда. Навсегда... Я всегда считал и считаю, что главный редактор не только наставник и воспитатель, не только главный переговорщик и «доставала» - он должен развивать у коллег творчество, помогать оттачивать журналистское перо. И однажды вдруг я понял, что у меня «таланты» кончились. Так бывает – молодые растут быстрее. И я отправился в «Дом Печати» к Эдуарду Волкову – легендарному «Тарагай бёрё». Он тогда работал в «Молодежке». Я попросил его приходить к нам в редакцию на «разбор полетов» газетных номеров. Мои друзья - коллеги редактора советовали не делать это – ну, не принято было приглашать журналиста из другой газеты на священное, почти интимное действо, на обсуждение материалов. Однако я уже решил, что поступаю верно: настолько мощный был это человек, грамотный, умный, настоящий наставник, мудрый учитель. Он умел так тактично и мило указывать на ошибки, что журналисты, люди ранимые, не обижались. Он приходил с утра, читал, а потом – учил ребят, как то не зло подтрунивал, шутил, показывал, объяснял. Нюансов ведь много: вот этот абзац лучше бы смотрелся в другом месте, это предложение было бы правильнее построить вот так, а вот тут слегка изменить подачу – и материал заискрится, заиграет. Общение с таким человеком для эховцев было настоящей школой...


ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

«Я красной бочкой ловил оленину и рыбу»

Два года проработал главным участковым врачом в далеком селе Таймылыр Булунского улуса. В Таймылыре местного населения – где-то тысяча 800, а если учитывать численность работяг Оленекской геодезической партии и вояк глубоко секретной космической военной части – больше трех тысяч человек. Всякое бывало – ночью по вызовам бегал, с утра прием вел, и роды принимал. Хорошо помню один случай. Во время пурги на территории воинской части, как назло, прожектор потух. Ну и отправили пятерых мальчишек-первогодков, значит, лампочку поменять. А метель метет, ветрище дует, темно, снег в глаза! И был среди них парнишка-армянин, самый маленький, самый легкий. Значит - вот они вчетвером, как могли, его поднимают на высокой лестнице, а он взял да и сковырнулся с высоты. Брык – и вывих левого плечевого сустава. Для секретной воинской части это же ЧП! А пурга дней на пять намечается. Привезли его в больницу, мне говорят: спасай! Начал ощупывать – вроде действительно вывих. Побежал в ординаторскую, у меня там книги разные были, стал читать «Вправление плечевого сустава по Кохеру». Несусь обратно, уверенно говорю своей медсестре: Дуняша, вкатывай кубик Промедола, и доставай новокаин, блокаду будем делать. А у самого в мозгу такая мысль крутится: какой с тебя, Петров, главный врач, ты же не умеешь этого делать! А что делать, подхожу к солдатику, успокаиваю как могу и начинаю крутить и – бли-ин, не встает сустав на место! Я – обратно в кабинет, теперь уже метод по Джанилидзе читаю, снова не получается! Мне уже неудобно, все же вокруг собрались, переживают. И тут я вспомнил случай. Когда я на скорой дежурил, у нас один врач в бригаде вывих ногу бомжу вправлял – просто снял ботинки, ногу поставил на ногу и рукой так аккуратненько потянул. Главное, не резко! А, думаю, была не была, попробую. Тоже унты скинул, Промедолчик повторил и – вперед. И получилось – характерный долгожданный щелчок и несчастный сустав встал на место. К чему я об этом вспомнил? Практика – великая вещь! 

Еще могу сказать, что оленей и рыбу я ловил красной бочкой. Как? А это просто. На селе ведь врач – человек уважаемый. И у меня у подъезда среди других темных стояла красная бочка – бойцы пожарного отделения подарили. И местные жители в нее постоянно клали уже разрубленные куски оленины, нельму, омуль, муксун. Всегда самую отборную и свежую. И никогда не признавались, кто это сделал – любой мог. Скромный северный человек всегда верен и благодарен, тем кто им помогает от всего сердца. Мои друзья часто подсмеивались: ты, говорили, Андрей, без охоты и рыбалки из нас самый большой улов собираешь! 

Арендная плата и кабинет – за партию в бильярд. 

Во времена «НВ» нам катастрофически не хватало площадей, а тут еще и аренду поднимают в три раза, а это для нас – фактически смерть. Я спускаюсь к Николаю Какорину, генеральному директору АФ «Якутстрой», хозяину здания. Он с коллегами в бильярд играли. Я и обращаюсь к Николаю Егоровичу: мы не коммерческая организация, таких денег на аренду у нас нет. А он в ответ: «И что ты от меня хочешь?». Я и ответил: мол, оставьте аренду на уровне прошлого года, в общем, нам больше ничего и не надо. А он так, хитро улыбнувшись, заявляет мне: «А ты в бильярд меня выиграй!». А бильярдист из меня, я вам скажу, плоховастенький, средней руки, против таких профи – никто. И Николай Егорович в курсе этого. Но мне-то уже терять нечего, или пан, или пропал. И уже внаглую заявляю: там, рядом с нами на этаже, пустует кабинет, и если я партию выигрываю, то вы и аренду оставляете на том же уровне, и кабинет этот дополнительно нам отдаете! Все только хохочут. Ну, нереально это было! А я про себя прошу: помоги, Боженька, пожалуйста! «Якутстрою», тогда уже полубанкроту, мои арендные платежи – мертвому припарка, а нам жить надо. Игра идет, счет уже 7:2 в его пользу. Он шаляй-валяй играет, я ему не соперник, а меня злость разобрала, и азарт появился, собрался, сосредоточился – и счет довел до 7-7. Ставим «штаны» - это два шара располагаются друг перед другом. Забил – моментальная смерть. Вот тут, видать, Николай Егорович и опомнился, но Боженька в этот день уже был за нас – шар плотно залетел в лузу! Ура! Кирилл отчаянно пел песню «По полю танки грохотали». А Какорин свое слово сдержал. И все-таки, как я считаю, везение – великая сила... 
 
Лихие девяностые

Помню, в конце 1999 года, практически перед самым новым годом, Виктория Габышева пришла в редакцию в воскресенье. Да, выходной день, но у нас было такое понятие как «загон». Если проще, то это когда срочно нужно заполнить полосы, и у каждого из нас были некие заготовки, материалы, которые «дозревали», и в нужный момент их нужно было просто доработать. Так вот, приходит Вика на работу – тогда мы находились в «Сахаполиграфиздате» на 4 этаже. А в редакции – разгром и разруха. Все раскидано, стекла выбиты (как мы потом узнали, в окно выкинули сейф), компьютеров нет, техники нет, телефонов нет, документов нет, ничего нет! Правда, налетчики не заметили один телефон – настолько неприметно он стоял... Одним словом, уже и милиция, и мы приехали. Недоумеваем – кому это было нужно? Как они пробрались в охраняемое здание, и сумели все вынести тихо-молча? Забегая вперед, скажу, что один из банды – а их было трое – был распространителем одной из городских газет и по совместительству рекламщиком, так что все ходы и выходы здания знал отлично, и где нет сигнализации - тоже. Охранники спали, а эти ребята с заднего хода сделали аж четыре ходки, никого не потревожив. 

Значит, захожу я в кабинет, а состояние шоковое, мало того, что нас лишили всей техники, еще и все документы, бланки, что были в сейфе – тю-тю... На шкафу в корректорской издевательское поздравление: «С Новым годом!». И тут неожиданно раздается телефонный звонок – голос подал тот самый не замеченный грабителями телефон. Поднимаю трубку – а там просят меня к телефону. Звонил Халиль Будак, бывший наш практикант. В свое время он окончил отделение журналистики тогда еще ЯГУ, по национальности турок, а сейчас – бизнесмен, директор магазина «Мутон». И говорит:
- Андрей Гаврильевич, тут молодой человек пришел из вашей газеты, и под рекламу товар хочет взять. Чего делать что?
Я кричу:
- Задержи его, как сможешь, это – вор, мы сейчас выезжаем!

Собираемся: я, Леня Николаев, которого многие знают в форуме якт под ником Бомбер, сейчас он в Питере живет, и мой зам Михаил Солдатов. Пока добежали, вора и след простыл. Единственное, что нам сказали: прилично одетый молодой человек, симпатичный. Опечалились, конечно, – упустили. И тут подбегает Халиль и говорит: «Звонил тот самый, спросил, можно ли подъехать еще раз». А тут мы, в полном составе, наготове – конечно, приглашай!

Мы же не милиция, не ОМОН, а вдруг у него нож, пистолет, да неважно что! Тем не менее, в нас уже взыграл не то что азарт, а нормальная злость, так хотелось их поймать! Предупредили кассиршу: как только подойдут от имени «Эхо столицы», дать знак: рекой поправить прядь. Стоим, наблюдаем, народу – толпа, все-таки дело перед Новым годом было. Я, не отрываясь, за девушкой наблюдаю. И вдруг вижу – так, как будто невзначай, она руку поднимает типо волосы поправляет, при этом, улыбаясь, с парнем разговаривает. Ну все, думаю, пора! Подбегаем, скручиваем, руки заламываем, а народ вокруг давай возмущаться – мол, беспредел, что хотят уже делают, никого не стесняются. А тот такой к себе располагающий! И тут у меня в голове проносится: а ведь могут подумать, что якуты-националисты втроем на одного русского накинулись, а там поди разберись, в чем дело. Поэтому я среагировал по ситуации, а-ля капитан Жеглов из известного кинофильма: «Граждане, покупатели, мы сотрудник УВД города, только что на ваших глазах поймали известного вора-рецидивиста, вы, вы и вы, гражданка – останьтесь, будете понятыми!». Не поверите – всех как ветром сдуло. Кому хочется с органами связываться? А второй вор был в этой толпе и тоже поверил, что мы из милиции. Кстати, эти двое и на самом деле были рецидивистами.
Так всех и повязали. А тот, который распространитель газет и рекламщик, в машине сидел – так получилось, что во второй заход в магазин отправился подельник. Потому что если бы пришел он, мы бы с ним сердечно поздоровались и разошлись – он меня прекрасно знал, а я бы на него никогда и не подумал. Так мы и вернули себе украденные компьютеры, а сейф нашли разбитым на Вилюйском тракте.

Количество показов: 7153
Выпуск:  № 80 (2197) от 11 октября 2013 г.
Комментарии