Берегите русских!

09.09.2012 
Автор: Иван НИКОЛАЕВ
Количество показов: 5755
Мой старый московский знакомый аналитик, бывший ракетчик-конструктор, светлая голова, как-то сказал мне еще в начале девяностых, что в Якутии достаточно скоро будет дефицит классных русских кадров: «Изменение социального вектора государства приведет к вымыванию не закрепленных к территории кадров».
Признавая теоретическую правоту его утверждения, я долго не хотел верить в практическую реальность такого прогноза: в Якутии тогда было много русских, и поэтому думалось, что среди них всегда можно будет найти хорошие кадры.

Но уже сейчас я вынужден признать его правоту.

Почему так получилось?

Классическая поговорка гласит: «Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше». Уход высокопрофессиональных специалистов-русских, вопреки мнению некоторых, не является следствием оттеснения их якутами.

Несколько лет назад я с группой изучал ситуацию в Магадане. Миграция оттуда была колоссальной, причем уехали самые ценные кадры. А ведь там никто из местных их не «вытеснял».

Из Нерюнгри тоже миграция за пределы республики была и остается самой высокой в Якутии, а ведь в Нерюнгри не «свирепствуют банды мамбетов-улусников».

Когда работа на Севере потеряла многие социальные преимущества, вопрос был предрешен: самые инициативные, активные, способные стали уезжать.

В редакции «Молодежи Якутии» какие кадры работали на пике ее популярности! Главный редактор Тамара Шамшурина сейчас живет в Москве. Алексей Чертков, с которым я просидел за одной партой-столом в годы студенчества и с которым в редакции сидели в одном кабинете, сейчас главный редактор журнала в Москве. Изысканная красавица с изумительным стилем репортажей Елена Достовалова – в Петербурге. Завораживающая Евгения Градская стала редактором журнала в Москве, сейчас тоже там живет и творит. Долгое время остававшиеся в Якутии Татьяна Данилевская и Ирина Гусева, яркой красотой которых мы гордились, вроде, тоже уехали. Эдуард Волков никуда не уехал, но ему так и было суждено – умереть там, где он состоялся. Остались в Якутии от той легендарной редакции только Нюргуяна Угарова, Олег Сидоров и я. Правда, я уже больше десяти лет в Москве, но это временно, скоро вернусь в Якутск, надеюсь.

Уехал даже обласканный властями писатель и журналист Владимир Федоров, без которого уже трудно представить литературу Якутии. Олег Емельянов, который записал себя на паспорте «якутом», хотя чистокровнее русского трудно найти, может, оставался бы долго в Якутии, но и он, наверное, уехал бы на склоне лет.

Конечно, остаются еще некоторые ветераны. Но Владимир Таюрский уже состарился, давно не читал у него даже подобия тем гремевшим на всю Якутию статьям, которые он раньше выдавал чуть ли не ежемесячно. Олег Солодухин до сих пор радует прекрасными репортажами, но таких журналистов от Бога уже все меньше и меньше. Владимир Нифонтов ушел в оппозицию и, по-моему, в чем-то потерял себя.

Если Виталий Обедин уедет, якутская журналистика обеднеет. А если уедет Леонид Левин, то «Вечерка» неизбежно зачахнет. Сам блестящий журналист, Леонид Ирмович является стержнем, вокруг которого функционирует хорошо отлаженный медиахолдинг.

Сейчас в Якутске классных русских журналистов очень мало стало.

Мой сын Игорь, ставший директором газет «Эхо столицы» и «Киин куорат», не может найти русского главного редактора и русских репортеров, хотя они очень нужны. Может, кто-то из русских журналистов откликнется, выйдет на редакцию?

Якутия всегда привлекала самых разных людей, среди них встречались уникальные личности.

Я помню Эдуарда Эстерлейна, при имени которого в глазах почти любого нынешнего или бывшего нерюнгринца появляется ностальгия. Построенные именно при нем дороги до сих пор стоят – этот немец строил дороги и здания, сам город на совесть, на максимум надежности, который только был возможен в то время.

Медцентр, как думают, был построен за счет алмазных долларов. На самом же деле он построен на угольные деньги, только под конец доплачивали из алмазных долларов. Нашелся же в Якутии суперпрофессионал логистики (тогда о термине «логистика» никто и не знал) Тихон Гребенкин, который умудрялся уголь из Сангар и Кангалассов возить до Осетрово, а потом – дальше через всю огромную страну до Австрии. Именно поэтому в свое время Медцентр назывался «австрийским». Как-то я расказал знакомым из «Российских железных дорог» о той эпопее, их вердикт был однозначным: «Гений логистики!» А сейчас как найдешь таких гребенкиных?

Многим известны мои сложные взаимоотношения с Вячеславом Штыровым, который пытался посадить меня вместе с Ухханом в тюрьму. Но я многим открыто говорю, Уххану тоже, что Штыров – фигура большого масштаба, федерального уровня. В Якутске благодаря Штырову появилась практика комплексного, квартального, нового жилищного строительства, а раньше преобладало «точечное». Недавно я побывал в Мирном, который преобразился в штыровскую эпоху. Мирнинцы очень уважительно говорят о Штырове и благодарны ему.

Родившийся и выросший в Якутии Александр Изосимов стал одним из самых известных российских топ-менеджеров – возглавлял «Вымпелком» («Билайн»). Это доказывает, какие высококлассные русские жили в Якутии. Летчик-космонавт, Герой России Дмитрий Кондратьев, чье детство прошло в Нюрбе, даже помнит много слов на якутском.

Когда Александр Матвеев возглавлял Госплан Якутии, я вместе с ним подготовил большой материал в «Молодежи Якутии» о том, сколько алмазов и золота добывает республика. Материал был резонансным и стал основой для первых наметок экономического суверенитета республики. Об Александре Софроновиче много чего не совсем хорошего говорят, но то, что он был профессионалом – признают почти все.

Здесь мы коснемся отношения к таким личностям.

Людям свойственно забывать даже большое добро и помнить маленькое зло. И это оправданно, заложено природой – необходимость выживания заставляет более крепко помнить негативное, опасное, это позволяет не кушать ядовитые растения и плоды, избегать опасные места и не приближаться к опасным существам.

И это трансформировалось в то, что люди больше помнят плохое и забывают хорошее.

Поэтому часто даже о выдающихся людях до сих пор говорят недоброе. Вот давно уехавшего Александра Зотеева обвиняют в тайных ядерных взрывах, а ведь он – суперпрофессионал геологоразведки, сделавший многое для развития республики. Не случайно Егор Борисов сделал его своим внештатным советником – советы таких личностей всегда будут к месту.

О генеральном директоре ОАО «ДСК» Александре Берше его конкуренты много чего негативного расскажут. Но ведь немец Александр Адольфович – один из последних зубров строительного бизнеса Якутии, в какой-то мере равномасштабный Эдуарду Эстерлейну.

Александр Сосновский, который возглавлял авиакомпанию «Сахаавиалинии» оставит после себя шикарное здание на улице Орджоникидзе, раньше там размещалось Главное авиаагентство. Снести хрущобу и выстроить на ее месте такое великолепное здание – это же круто! Я уверен, хотя и не знаю точно, что только Александр Григорьевич способен на такое. А если это осуществил его преемник, я все-равно буду считать, что в этом удачном проекте велика заслуга Александра Григорьевича: воспитать достойного преемника – это вызывает уважение.

Михаил Николаев выдвинул очень много русских, тот же Штыров один чего стоит. Но ему было проще – в то время кадровый потенциал был больше. А при Штырове, русском, наоборот, многие русские были в загоне. Илья Михальчук, хотя и потерпел фиаско в Архангельской области, все же является неординарной личностью – не каждый сможет быть главой субъекта Федерации. Константин Ильковский – тоже фигура значимая, возможно, тоже достигнет большего, чем депутатство в Госдуме, возглавит крупную федеральную структуру.

Егор Борисов столкнулся с реальным кадровым дефицитом – очень мало грамотных русских управленцев. Из нынешних русских руководителей могу выделить Сергея Ларионова, который вытаскивает Ленское пароходство из банкротства и в которого речники поверили. Ивана Простита лично не знаю, но о нем наслышан – большинство авиаторов его уважает, хотя есть и его противники. Также лично не знаком с Сергеем Радь, но имел возможность знакомиться с работой его учреждения –четко отлаженный механизм, работают без обмана клиентов, а ведь куча всяких «ипотечных агентств» – на самом деле мошеннические конторы.

Игоря Трескова немало людей не любит. И это не удивительно: Тресков занимал такие должности, где надо отказывать девяноста пяти из ста обратившихся. А ведь Игорь Борисович обладает уникальным умением видеть суть проблем и находить оптимальные решения. Айсен Николаев в своей политике на посту мэра столицы, возможно, даже сам не подозревая, реализует предсказанные или найденные Игорем Борисовичем механизмы. И вот Тресков тоже уезжает в Москву.

Алексей Кулаковский в своем знаменитом письме «Якутской интеллигенции» завещал быть вместе с русской нацией. Этот завет весь ХХ век был пронесен якутской интеллигенцией как основной принцип цивилизационного выбора. Если человек ответственно рассуждает о судьбах якутской нации, то понимает, что нам по пути только с русскими.

Поэтому широкое привлечение русских управленцев – вопрос очень актуальный. На якутском форуме я зацепился как-то на рассказе одного молодого русского парня, что его взяли без конкурса в одно крутое ведомство из-за того, что он – русский. Руководитель того ведомства правильно сделал – надо всемерно привлекать и удерживать перспективных русских.

Принцип «человек ищет – где ему лучше», к сожалению, сильно вымывает самые ценные русские (украинские, еврейские, белорусские) кадры Якутии. Но и сейчас, надеюсь, можно выделить и выдвигать неплохие кадры.

Надежды на варягов – тщетные. Как себя показали варяги-силовики, все мы увидели. Министр внутренних дел Александр Назаров, находящийся в бегах министр Яков Стахов... О прокурорах вообще помолчим. Министр Виктор Кошелев – исключение, поскольку он коренной сибиряк и ментально близок к местным русским.

Зачем якутам нужен союз с русскими?

В своей статье по майскому протестному митингу 2011 года из-за «дела Нерсесяна» я уже подчеркивал, что якуты и местные русские должны быть вместе.

Кубанский губернатор Александр Ткачев недавно совершенно правильно сказал, что русские на Кубани уже двести лет и эта земля стала русской, и призвал защищать Кубань от проникновения извне.

В этом году мы собираемся отмечать 380-летие присоединения Якутии к России. И надо четко признать, что русские – такие же коренные, как и другие местные нации. Якутия – не только якутская, эвенская, эвенкийская, юкагирская, но и русская. Русские должны воспринимать Якутию как свою родину, это поможет им удерживаться на территории республики. Якутия – не временная родина русских, а часть России. Скажете, что вся территория Российской Федерации – Россия? Нет, фактически это не так. Попробуйте такое сказать и ощутить в Дагестане, например, там вас быстро вразумлят.

А вот Якутия – действительно Россия, здесь живут исторические и геополитические союзники русской нации.

Мы в Якутии должны быть вместе, должны быть сплоченными. Бытовой национализм, конечно, останется, он даже в «самой политкорректной» Америке сохраняется и будет существовать еще очень и очень долго – такова природа любого человека и любого этноса: ощущать и иногда подчеркивать свою этническую идентификацию.
Но политический союз выше бытового национализма и ксенофобии.

Такой союз нужен, чтобы не допустить того, от чего предупреждает кубанский губернатор Ткачев: Ставрополье уже сдали, осталось отстоять Кубань.

Пример Косово должен быть тревожным предостережением.

Мы, якуты, должны быть вместе с местными русскими, должны выдвигать из их среды яркие личности. Вот тот же Сергей Ларионов, о котором я уже упомянул, оказывается, много якутов привлекает в Ленское пароходство. Таким и должен быть на практике политический союз коренных наций Якутии: якутов, русских, северных этносов и других славян, а также евреев, которые фактически являются русскими по своему менталитету.
Количество показов: 5755
Выпуск:  № 70 от 07.09.2012 г.
Комментарии