Паралич воздушного сообщения в Якутии

31.01.2011 
Количество показов: 6811
В теленовостях регулярно сообщают о том, что за рубежом начались забастовки то работников метро, то водителей грузовиков, то авиадиспетчеры.
Или лётчиков с наземным персоналом и стюардессами. И при этом часто оказывается, что прекращение работы угрожает транспортным коллапсом и прочими неприятными последствиями.

Сезон массовых забастовок был и у нас в Якутии всего 13 лет назад – в год дефолта, в 1998-м. И их последствия были бы, возможно, более губительны для нашей республики, чем для Западной Европы.

13 месяцев без зарплаты

Но прежде надо напомнить, что забастовки в Англии, Франции, Германии и Испании далеко не всегда обоснованны. Авиадиспетчеры, водители, машинисты метро, лётчики, стюардессы и авиамеханики вовсе не помирают с голоду, а просто не хотят даже небольшого сокращения своих и без того раздутых зарплат. Западные работники с конца 1970-х гг. избалованы очень приличным жалованием, которое и не снилось их коллегам в России, не понимают и не хотят понимать, что в условиях всемирного кризиса нужно затянуть пояса. Справедливы, пожалуй, лишь требования водителей в Греции, где правительство хотело ввести дорогостоящие лицензии на перевозку грузов.

Но Бог с ними, с этими европейцами, вернёмся в нашу Якутию. Наши забастовки были вызваны более серьёзными причинами, от которых евроработники либо померли бы с голоду или устроили бы революцию. У нас в авиационной отрасли задерживали выплаты зарплаты с декабря 1996-го до января 1997 гг.

Терпение авиаторов лопнуло в марте 1998 г. Срок невыплаты заработной платы достиг тогда целых 13 месяцев. В то же время самолёты исправно летали, а значит, пассажиры покупали билеты и платили за них немалые деньги. Взимались и деньги за стоянку и обслуживание самолётов. Но куда они, эти деньги, деваются – начальство так и не могло дать вразумительного ответа.

И тогда 6 марта 1998 г. в аэропорту Якутска началась забастовка авиатехников. В результате было парализовано движение самолётов Национальной авиакомпании «Саха-авиа», закрыты аэропорты Усть-Нера, Среднеколымск, Зырянка, Мома, Оймякон, Оленёк, Саскылах. Однако в аэропорту Якутск могли садиться самолёты других авиакомпаний, так как 10 марта 1998 г., вечером,
диспетчерам срочно выдали зарплату за все 13 прошлых месяцев.

Но забастовщикам не выдали ни копейки, наивно рассчитывая , что они одумаются. Тогда с 13 марта 1998 г. к забастовавшим с 6 марта 1998 г. авиатехникам и водителям спецавтотранспорта присоединились работники комплекса «Местные воздушные линии авиации спецприменения», также не получавшие зарплату с февраля 1997 г. Забастовка парализовала движение не только самолётов Национальной авиакомпании «Саха-авиа», но и авиационное движение почти по всей Якутии. Но при этом стачечный комитет решил обслуживать прибывающие в Якутск самолёты российских авиакомпаний. Только из-за этого республика не была полностью отрезана от внешнего мира.

Штрейкбрехеры и внешний фактор

Однако было странно то, что тогдашнее правительство Республики Саха не удовлетворило законные требования забастовщиков, а начало просто уговаривать их приступить к работе, одновременно пытаясь расколоть их.

В это время спокойствие нарушила ещё одна забастовка, правда однодневная, предупредительного характера. Началась она 30 марта 1998 г. из-за невыплаты зарплаты с сентября 1997 г. на предприятии «Медавтотранс», обслуживающем «Скорую помощь». На линию не выехали более 80 машин, ни один вызов к больным не обслуживался... На самые тяжёлые случаи врачи ездили на автобусах. Вскоре водителям «Медавтотранса» выплатили зарплату, но далеко не всю, поэтому успокоили их лишь ненадолго.

Одновременно начали стараться надавить на бастующих авиаторов с помощью штрейкбрехеров. Нет, их не привозили в Якутск. Штрейкбрехерами стали пилоты и авиатехники Мирнинского авиапредприятия, бывшего подразделением «АЛРОСА» и, разумеется , получавшие от алмазных денег зарплату всегда вовремя.

1 апреля 1998 г. вместо самолётов Национальной авиакомпании «Саха-авиа», чей наземный персонал бастовал, в Оленёкский и в Анабарский улусы стали летать самолёты «АЛРОСÛ». На следующий день, 2 апреля 1998 г., администрации Якутского аэропорта и правительственным чиновникам удалось уговорить приступить к работе 210 авиатехников и работников комплекса «Местные воздушные линии авиации спецприменения».

Казалось бы, власти могут торжествовать победу и поздравлять себя с мирной ликвидацией забастовки. Остальные забастовщики уже начали сильно колебаться, так как им заявили: «Будете работать – тогда выдадим долги по зарплате». Но якутское правительство не учло воздействия внешнего фактора. 9 апреля 1998 г. началась Всероссийская акция протеста против задержек зарплаты. Ведь огромные долги по заработной плате были не только в Якутии, но и по всей Российской Федерации.

9 апреля 1998 г. в Якутске на площади Ленина перед Домом правительства N№1 состоялся массовый митинг протеста с участием работников «Медавтотранса», авиаторов, геологов, дорожников и строителей. В тот же день начались 12-часовая предупредительная забастовка и суточное отключение электроэнергии в тресте «Сельхозэнерго». Электричество отключили в населённых пунктах Ленского улуса: Нюя, Натора, Хамра, Чамчи, Алысардах и Толон. В этот же день в Нюе от инфаркта умер 38-летний И. Матвеев (к нему не смогли вовремя вызвать врача из-за того, что не работала телефонная связь)…

«Семеро с ложкой и один – с сошкой»

23 апреля 1998 г. к числу штрейкбрехеров присоединилась даже милиция: вертолёт МВД РС (Я) стал перевозить людей и мелкие грузы из Якутска за реку Лену. Вертолётчики НАК «Саха Авиа» в это время продолжали бастовать из-за невыплаты им зарплаты. А в мае того же 1998 г. началось первое опустошительное наводнение, затопившее город Ленск и серьёзно подтопившее пригороды Якутска. Бастовавшие авиатехники в такой ситуации приступили к работе, но только исключительно по приёму и обслуживанию самолётов МЧС и военной авиации, бомбившей ледяные заторы на реке Лене.

Но после этого правительство так и не смогло изыскать деньги для выплаты долгов по зарплате, мотивируя это огромными убытками из-за паводка. Ликвидировать забастовку пытались по-прежнему угрозами, уговорами и штрейкбрехерами. Для обеспечения полётов в июне 1998 г. в Якутск были переброшены штрейкбрехеры в виде авиатехников из Чульмана. Для их перевозки и оплаты их же труда деньги каким-то чудом нашли… Запугивание забастовщиков стало более изощрённым. На территорию аэропорта Якутск периодически вводился ОМОН. Но справедливости ради нужно отметить, что ни омоновцы, ни бастующие не пытались провоцировать инциденты и общались друг с другом мирно, а чульманских штрейкбрехеров никто не тронул и пальцем. Предлогом для появления ОМОНа было обеспечение сохранности дорогостоящего наземного аэродромного оборудования от расхищения.

Впереди были ещё августовский дефолт, забастовки шахтёров, стучавших касками на площади Ленина, и музыкантов, игравших там же «Реквием». Окончательно выплатить долги по заработной плате авиаторам удалось лишь к концу 1998 г. Однако индексацию зарплаты в связи повышением цен после дефолта никто и не собирался проводить. Мол, радуйтесь и тому, что получили.

«Авиационная» забастовка 1998 г. была крупнейшей в Восточной Сибири со времён Ленской стачки 1912 г., закончившейся расстрелом рабочих. Но, к счастью, никаких трагических инцидентов не произошло. Забастовки происходили и в советское время. Но тогда бастующие, скажем прямо, бесились с жиру, как шахтёры в 1989 г., когда им показалась маленькой зарплата в 1000 полновесных советских рублей. Подобная по своей глупости забастовка была летом 1989 г. и в Якутске, когда забастовали водители ЯПАП-1.

Во время этой забастовки буквально невооружённым глазом стала видна причина будущего экономического краха ЯПАП. В его дворе собрались две толпы, осыпавшие друг друга руганью: одна - из водителей, другая – из «конторских», то есть всякого рода бухгалтеров, диспетчеров, кадровиков, учётчиков и прочего «офисного планктона». Толпа «конторских» была больше и по количеству людей, и по их объёму, то есть толщине тел. Короче, было видно, что на «одного с сошкой» приходится «семеро с ложкой». Бремя содержания кабинетных кадров, не занятых непосредственно производством, и стало одной из важных причин банкротства ЯПАП-1, как и в будущем – НАК «Якутия».

Убытки от «авиационной» забастовки до сих пор толком не подсчитаны, и подоплёка многих её событий пока ещё толком не изучена, хотя всё происходило не так давно. И может повториться в будущем.
Количество показов: 6811
Выпуск:  Выпуск № 5 от 28.01.2011 г.
Комментарии