В поисках сиротских квартир

24.07.2009 
Количество показов: 2906
Речь в нашем материале пойдет о сиротах, которые волею судьбы остались не только без попечения родителей, но и без крыши над головой.
Пока они росли и воспитывались в государственном детском доме, государство должно было решить их квартирный вопрос, обеспечить жильем сирот по закону. Но, как показывает практика, исполнение закона идет с трудом, более того, иногда государство выступает в роли мытаря, отбирающего у сирот родительский дом.

В 1996 году мать сестер Епанчинцевых была осуждена за преступление, а отец уже находился в тюрьме. Так Наталья и Анна остались без попечения родителей, и в том же году были направлены в семейный детский дом, где воспитывались до 2005-го года.

Пока они находились в детдоме, отец умер, а мать по сей день числится без вести пропавшей. До направления в детский дом сестры проживали в отцовском доме на улице Кржижановского. После окончания учебы в 2005 году старшая Наталья вернулась в Якутск и обнаружила, вернее, не обнаружила отчего дома по прежнему адресу. От соседей она
узнала, что дом в 2002 году был снесен после паводка по решению городской администрации. В данный момент Наталья снимает квартиру, заочно учится в гуманитарной академии, младшая сестра Анна - мать-одиночка, живет у подруги.

Лена Казанцева (имя изменено - прим. авт.) осталась без матери в 13 лет, отец ушел из семьи, когда ей было пять лет. С тех пор Лена с двумя сестрами и братом воспитывались в детском доме. После учебы Лена вернулась в Жатай, училась на повара, родила дочь, сейчас ждет второго ребенка. С детьми и гражданским мужем Лена снимает жилье. Казанцева говорит, что она и не знала о своем праве на жилье, пока не встретилась с детдомовскими друзьями.

Надежда Александровская отца не помнит, а мать умерла, когда ей было 8 лет. Ее опекуном стал сожитель матери, который вскоре женился и, продав квартиру, уехал вместе с новой семьей из Якутии. Так Надя осталась одна на улице. С большим трудом при помощи юриста Дениса Чистоедова Александровскую поставили в льготную очередь Управления муниципального жилья. Сейчас она подала иск в суд.

Таких историй не счесть. И, как видим, суть их всегда печальная: детство в детдоме, отсутствие какого-либо жилья после его окончания. Между тем, согласно закону, по истечении срока пребывания в детском доме, ребенок должен вернуться в тот населенный пункт, где его обнаружили или где он получил статус сироты. Там же его должны поставить в льготную очередь на жилье, если такового не было у него до детского дома. А если он был прописан со своими родителями, то за все годы пребывания в детдоме меры по сохранению жилья за ребенком на прежнем месте должны проводить работники детдома.

К примеру, по словам директора детского дома "Берегиня" Светланы Книгиной, социальный педагог должен периодически переписываться с органами опеки и попечительства в тех улусах, откуда прибыли их воспитанники. А органы опеки на местах, в свою очередь, должны контролировать сохранность жилья, по справке из детдома ставить ребенка в очередь на жилье за год до выпуска, а после выпуска, сироту должны обеспечить местом проживания в течение пяти лет (до 23-летнего возраста). По истечении этого возраста сироты становятся обычными гражданами без каких-либо льгот.

На "сиротское" жилье в бюджете заранее должна быть заложена определенная сумма. Но у нас, как это бывает обычно, законы предполагают, а жизнь располагает.

Право есть, нет жилья

О том, что выделяемых денег явно недостаточно и исполнение закона пробуксовывает, говорит реальность. Например, после возвращения в Якутск сестрам Епанчинцевым лишь через 2 года удалось встать в льготную очередь, которая за год продвинулась всего-то на 14 человек. Сейчас сестры занимают 269-й номер в списке, так что "праздник на их улицу" придет еще не скоро, если вообще придет. Но у Епанчинцевых когда-то было жилье, так что, помыкавшись в поисках собственного угла, сестры обратились в Якутский городской суд, чтобы на основании существующих законов добиваться им положенного.

На сегодня их представитель в суде юрист Денис Чистоедов выиграл дела, но и это не факт, что они вскоре въедут в собственные хоромы. С решением суда девочки обратились в Департамент жилищных отношений (преемник УМЖ), но там им сказали, что город жилье не строит, так как денег для этого нет. Так что, скорее всего, впереди у девушек новые судебные заседания на предмет изменения способа и порядка исполнения решения суда, то есть о выплате денежной компенсации вместо квартиры. Но и в этом случае не все гладко. Дело в том, что на те деньги, которые положены одному человеку, квартиру не купишь.

К примеру, сиротам - Лене Булаве и ее брату - суд вынес решение о выплате денежной компенсации в размере примерно 1 миллиона 400 тысяч рублей. Но так как брат в то время был несовершеннолетним и воспитывался в детском доме, Лене предложили получить только причитающуюся ей половину суммы. И пришлось Лене, будучи, в сущности, самой еще ребенком 18-ти лет, оформлять опекунство над братом и выписывать его из детдома, чтобы приобрести более-менее сносное жилье.

В разговоре со мной Наталья Епанчинцева рассказала, что сирот с аналогичной проблемой очень много. При этом в отличие от нас - взрослых, дети находят поддержку друг у друга. По ее словам, выпускники Усть-Нерского детского дома по приезде в Якутск живут у друзей, таких же бывших детдомовцев. "Так и живут штабелями. В августе приедет выпуск девятого класса и будет жить у кого-то табором",- говорит Наталья. Это ли не повод к размышлениям? Ведь всем известно, что бездомный человек не имеет прописки, следовательно - работы, а значит, и средств к существованию. А голод часто толкает людей на преступления. Тем более, еще не окрепших духом.

Драма неизвестности

Когда детей лишают родителей - это трагедия, но когда впоследствии их отправляют "в неизвестность" - это не менее серьезная драма. Разговаривая с героинями материала, я, к большому своему удивлению, столкнулась с необъяснимым спокойствием, которое исходило от этих, в сущности, еще детей. Они очень спокойно рассказывали мне о своих судьбах, хождениях по инстанциям, о встреченном там равнодушии со стороны ответственных государственных чиновников. И при всем этом никакой истерики, ни капли слезинки на лице! Видимо, дети рано повзрослели или привыкли к такому отношению с детства? А тем временем, впереди у каждого сироты - целая судьба, и не одного человека, а часто и двух, и трех, ведь многие девочки уже сами матери, а парни - отцы. Вот и получается, что грош цена нам и нашим законам, раз они не исполняются.

И вправе ли мы потом, хотя бы по чисто моральным соображениям, спрашивать с них что-либо в ответ?

P. S. На наш запрос о численности детей-сирот в республике и о количестве выделенных для них квартир министерство образования ответило отказом в получении информации. Нечем похвастаться?

Закон не успевает за ценами
Председатель комитета по делам семьи и детства Госсобрания (Ил Тумэн) Александр Подголов:

- В отличие от других субъектов России, в республике деньги на жилье для сирот выделяются, причем из года в год эта статья расходов растет. Другое дело, что ежегодно в опережающем режиме растут и цены на квадратный метр жилья.

На местах же отделами опеки и попечительства ведется работа по сохранению за детьми жилья, за этим очень строго следят. Но бывает, что лишенные родительских прав бывшие родители продают квартиры, пропадают без вести, находятся в розыске и т. д.

Вы говорите, в Якутске большая очередь для льготников. А в улусах ситуация еще хуже! К примеру, возьмем Алданский улус. Дети-сироты после Алданского детского дома, в основном, в этом же городе и оседают, вместо того, чтобы вернуться в свои родные места.
Количество показов: 2906
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 57 (1766) от 24.07.2009 г.
Комментарии