С СЕДИНОЮ НА ВИСКАХ, СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ…

С СЕДИНОЮ НА ВИСКАХ,  СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ…
В начале уходящей недели к нам обратился житель Якутска Константин Конончук и рассказал жуткую историю об одной бабушке, которую его свояченица обнаружила на днях на крыльце подъезда жилого дома в шубе и громко плачущей.
Прохожая оказалась сердобольной, поднялась к бабушке и поинтересовалась, отчего она плачет и чем ей можно помочь? Старушка сказала, что пошла к подружке, да дорогу забыла и, где живёт, тоже не помнит. И дальше дело закрутилось так, как, в принципе, и положено. Была поставлена в известность полиция, нашлись и соседи (в том же доме), которые рассказали стражам порядка, что, мол, у бабушки есть дети и внуки, но за ней не присматривают, оставили одну, что 79-летняя бабушка вечно жалуется на голод и прочее. Нашелся и сын.

Божий одуванчик

Согласитесь, ни один человек не останется равнодушным, узнав такое, тем более, журналист. И корреспондент «ЭС» направилась по адресу.

На звонок нам открыла сама бабушка, пригласила в кухню, и мы сели с ней беседовать. В ходе разговора сразу стало понятно, что бабушка больна склерозом. Так, она нам рассказала о том, что живет в этой квартире со своей мамой, мужем и детьми, что она не голодает, и все у нее нормально и хорошо, но вот адрес дома не помнит. Пока разговаривали, слезами и не «пахло». В квартире было чисто, есть ремонт, стеклопакеты, на столе в тарелках остатки еды, есть холодильник, правда, выключенный, газ тоже выключен, но есть микроволновая печь. Поговорив с бабушкой, мы направились к соседям, которые рассказали, что у бабушки есть сын, дочь, живущая в другом регионе, и внуки. Сын живет в Якутске, но приходит к своей маме не часто, как хотелось бы, и что на все замечания соседей реагирует агрессивно, начинает грубить. Пока мы разговаривали с соседями на площадке этажа, открылась дверь бабушки, и в проеме двери показалась плачущая старушка и... попросила каши.

Не так поняли

На наше предложение встретиться сын бабушки согласился сразу. Честно говоря, мы думали, что увидим перед собой агрессивно настроенного оболтуса, который бросил родную мать на произвол судьбы. Но на деле все оказалось иначе. Нам даже в некоторой степени стало жалко человека, который находится в состоянии, которого врагу не пожелаешь. С одной стороны больная мама, которая никуда из своего дома не хочет уходить, с другой стороны – враждебно настроенные соседи, которые некогда даже повесили на двери бабушки категоричное заявление, адресованное сыну: «Хватит издеваться над матерью!», а то, мол, пригласим журналистов, которое читал весь подъезд.

Сын:
- Эти люди меня знать не знают и повесили такое. Я же каждый день навещаю маму, в свой обеденный перерыв привожу ей еду, здесь подогреваю и кормлю. Микроволновую печь я для красоты, что ли, привез? И каждый вечер заезжаю, контролирую. За пять лет болезни это случилось в первый раз, когда она вышла во двор без меня. До этого она всегда в квартире находилась, никуда не уходила. А полиция сразу на меня набросилась: «Почему маму не содержите? Почему все выключено?». А та женщина, которая маму нашла, заявила мне: «Ты – козел!». Это нормально? Накинулись на меня, что я даже не успел им спасибо сказать за то, что проявили участие к моей маме. Газ я отключил, когда однажды мама открыла газ и забыла. Хорошо, что вовремя пришла жена. Сделано это в целях безопасности ее и соседей, кстати. Холодильник раньше набивал продуктами, а мама выключит его и все продукты портились. Именно поэтому я стал сам привозить уже готовую еду каждый день.

Мама – одиночный человек и не потерпит кого-то другого, кто не согласен с ее мнением. Я не беру ее к себе, потому что целый день на работе, а она, находясь дома одна, делает неадекватные поступки. С утра она – адекватная, после обеда – она уже в другой реальности, в голодном военном детстве, вот и просит кушать. А соседи не в теме, заводят с ней разговоры, а она может что угодно рассказать, и все верят, воспринимают за правду. Она что, некормленая, брошенная, неодетая? Да, иногда наденет кофту шиворот-навыворот, вот и думают люди, что никто за ней не присматривает.

Если даже мать будет жить у меня, ничего у нее не изменится, она все время просится в Покровск. А меня принимает, как родственника, два года назад приезжала сестра из другого города, так она ее не узнала, сестра была в шоке. В конце июня она должна приехать, тогда будем думать вместе. Может, за 30 тысяч устроим в интернат временно на один месяц. В дом престарелых не берут тех, у кого есть прямые родственники, там большая очередь и, в первую очередь, берут безродных. Нанять сиделку..., но мама не лежачий больной, сама за собой ухаживает, и мы с женой помогаем, никаких серьезных болезней у нее нет, просто суставы болят, потому что всю жизнь простояла на ногах, работая продавцом. Из-за суставов-то и не выходит она на улицу. Один раз попросил одну одинокую женщину пожить вместе с мамой. Так она ушла через полтора месяца, потому что мама ставила свои условия и не совсем правильно вела себя, портила продукты. Терпела, терпела, а потом ушла. Еще раз говорю, что это был её первый самостоятельный выхода из дома за пять лет ее болезни. Я хочу одного – чтобы соседи не лезли в нашу жизнь и не заводили с мамой всякие разговоры. Она же к ним не лезет, никому не мешает.

Замкнутый круг?

«Что я могу? И что тут можно сделать, я не знаю. По уму и сердцу, за престарелыми родителями обязаны присматривать дети. Это - наш долг. Я не знаю, по каким причинам образовались неприязненные отношения в семье, да и не моё это дело. Однако тот факт, что бабушка беспомощна, беспрерывно плачет и подвергается риску, принять не могу. Если плохо обращаются с детьми - органы опеки лишают родительских прав, заберут ребенка и отдадут его в детский дом. За плохое отношение к престарелым даже и наказаний не знаю», - обращается Константин Конончук. И его можно понять, ведь он не знает, как все обстоит на самом деле. Любой здравомыслящий человек рассуждал бы аналогично. Более того, Константин самостоятельно обратился в органы опеки и написал заявление, где описал ситуацию вокруг бабушки. Нам же в «Комплексном центре социального обслуживания населения г. Якутска» сообщили, что бабушка некогда у них состояла на учете, но потом сын отказался от их услуг. Да, действительно, существует очередь в дом-интернат, да, в первую очередь, туда берут безродных людей и, вообще, брошенных своими детьми. А тут есть сын, который контролирует ситуацию.

Таким образом, мы имеем: враждебно настроенных соседей, недовольного соседями сына, но опекающего свою мать, пожилую женщину, которая хочет жить одна, интернат для престарелых, куда берут только безродных, наконец, психдиспансер, куда берут только буйных. По словам сына, он неоднократно обращался к участковому врачу за советом – что делать? Врач заметила, что старческий маразм или склероз – вещь необратимая, возврата нет, и можно лишь поддерживать маму профилактическими уколами, которые ежедневно, кстати, может ставить та самая соседка, которая кормит бабушку. Но на просьбу сына она ему отказала, объяснив тем, что не является медработником.

О святой обязанности и нехватке средств

«ЭС» обратилось к главному врачу Якутского психоневрологического диспансера Северину Позднякову с вопросом: «Куда можно устроить таких больных?».
Главный врач ЯРПНД Северин Поздняков:
- Наше здание 1969 года постройки, и больные находятся в нем в скученном состоянии. В республике давно назрела необходимость создания Геронтологического центра, где могли бы лечиться старики, впавшие, как вы говорите, в маразм. Для этого нужны площади, но ежегодно наше разработанное техническое задание минэкономики республики отклоняет за отсутствием средств. Вот и находятся старики у себя дома. Вообще, психическое здоровье граждан очень остро стоит в республике. Все больше людей в последнее время стали обращаться к психологам, психотерапевтам, но у нас эта тема замалчивается.

Ребята, давайте жить дружно!

Ухаживать за своими престарелыми родителями – святой долг каждого из нас. И если нашей героине, бабушке, еще повезло с детьми, которые не бросили ее на произвол судьбы, то сколько сегодня в России одиноких, брошенных стариков, многие из которых имеют детей и внуков. А ведь традиционная русская культура придерживалась семейных ценностей, и старики никогда не оставались без присмотра на старости лет. Но в последнее время мы почему-то забыли о своем долге перед нашими родителями, которые подарили нам жизнь, опекали и ухаживали, когда мы сами были беспомощными, забыли и о том, что старость – тоже будущее каждого из нас. Поэтому мы ни на минуту не должны забывать о том, как бы наши поступки не вернулись к нам бумерангом.

Эпилог: 

Несмотря на то, что в сложившейся ситуации все закончилось хорошо, мы призываем наших горожан продолжать быть бдительными и не бояться интересоваться судьбою слабых, беззащитных людей, будь то пожилые, инвалиды или дети. Возможно, именно благодаря вашему участию, органам опеки удастся помочь и спасти тех, кто в этом нуждается!
Количество показов: 1247
Автор:  Федорова Евдокия
Выпуск:  № 43 (2160) от 07.06.2013 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter