Сгоревшие заживо

25.11.2013 
Количество показов: 2134
В среду Марха хоронила трех малолетних детей, сгоревших заживо во время пожара, случившегося в этом микрорайоне в доме № 5, что на улице Совхозная. Жертвой пожара также стала Наталья Абрамова 1978 года рождения.
Дежа вю

Ровно год назад 20 ноября случился пожар в 2-х этажном деревянном частном жилом доме на ул. Маганская, где проживали супруги Перфильевы вместе с четырьмя несовершеннолетними детьми. После тушения пожара на месте происшествия были обнаружены тела двух детей Перфильевых - девочки и мальчика 2004 и 2009 годов рождения. Через некоторое время в карете «Скорой помощи» врачи констатировали смерть еще двух детей - девочки и мальчика 2010 и 2012 годов рождения.

Тогда многие говорили о том, что, мол, семья была из категории неблагополучных, с чем в администрации Мархи не согласились: да, хозяйка многодетная и малообеспеченная, что не является показателем неблагополучия.
В день пожара следственным отделом по г. Якутску СУ СК РФ по РС (Я) было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ. Но в итоге в связи с отсутствием состава преступления в действиях родителей и должностных лиц Госпожнадзора уголовное дело было прекращено. Таким образом, за смерть четверых детей никто так и не ответил... 

Страшная находка

Вызов на «01» поступил 16 ноября в 5 часов 2 минуты. Звонила женщина с соседнего дома и сообщила, что горит жилой дом. Спустя 8 минут пожарные были на месте, когда горела одна из квартир 4-квартирного деревянного жилого дома барачного типа. Пожар локализовали в 5 часов 53 минуты, потушили еще через полчаса. 

Но самое страшное предстало внутри обгоревшей квартиры – в одной комнате пожарные обнаружили обгоревшие человеческие тела, из которых три – детские и один – взрослой женщины. Все дети были обнаружены в одной кровати. При этом было видно, что старшие дети 6 и 7 лет закрыли собой своего младшего двухлетнего брата. Труп Абрамовой был обнаружен под окном комнаты лежащей на спине, видимо, женщина пыталась доползти до спасительного окна, но не успела. 
 
Без света и тепла

Как стало известно «ЭС», данная квартира принадлежит некоему Геннадию Перфильеву – жителю Мархи, который после смерти отца там никогда не жил. Какое-то время квартира пустовала, затем в 2007 году в нее заселилась Анна Парфенова со своими детьми и мужем Я., отцом погибших детей, который покончил жизнь самоубийством через повешение в июле этого года. Анна – многодетная мать, у которой семеро детей, но в отношении старшего ребенка, сына Андрея 2001 года рождения, она лишилась родительских прав за самоустранение от воспитания – неделями не появлялась дома. 

Вследствие задолженностей, к которым женщина не имела никакого отношения по закону, в квартире не было ни света, ни газа, ни отопления. Поэтому женщина обогревала комнату детей двумя обогревателями, которые подключила самовольно, подводя кабель к вводу в общем коридоре. 

Сегодня одной из самых вероятных причин пожара является короткое замыкание в этих обогревателях. Тем более, что свидетель пожара, родной брат несчастной женщины Алексей Парфенов, говорит о том, что, проснувшись ночью, увидел открытый огонь возле обогревателя.

Тревожный вечер

Как рапортуют пожарные, условием, способствующим гибели людей, явилось нахождение взрослых в состоянии сна и алкогольного опьянения. А дело было так.
Накануне, 15 ноября, после обеда в этой квартире началась гулянка (по словам очевидцев, после смерти мужа Анна Парфенова потянулась к «горькой»). В квартире Анны вместе с ней были родной брат Алексей, его сожительница и невесть откуда взявшаяся подруга Мирослава Аммосова 1984 года рождения, которая проживала там с сентября. Пьянка закончилась тем, что в ходе ссоры хозяйка ударила свою подругу кухонным ножом. В 20 часов 25 минут вызов о ножевом ранении поступил на «03», через 5 минут об этом уже знала полиция. 

Прибывшие врачи «Скорой» увезли раненую Аммосову в РБ №2, а по указанию дежурного следователя полиции Сапожниковой хозяйка была задержана и доставлена в дежурную часть 3 отдела полиции. Дети остались на месте преступления рядом с пьяным дядей и его тетей, которые после всего случившегося продолжили банкет «джин-тоником». Часы показывали 2 часа ночи...
В тот же день в отношении Анны было возбуждено уголовное дело за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ).

Сбежал в одних трусах

Нам удалось поговорить с соседкой, которая вызывала в ту ночь пожарных. Она проживает в соседнем доме и говорит, что проснулась от запаха дыма. Разбудила отца, который вышел посмотреть и сообщил, что горит коридор в соседнем доме, что за забором. Потом из дома выбежал мужчина в одних трусах и кричал, что горят. Соседка сразу позвонила на «01», чтобы отключили газ во избежание возможного взрыва. В это время кричавший мужчина в чем был, в том и убежал в сторону каменных домов. Потом окажется, что мужчина в трусах – родной дядя оставшихся в горящей квартире детей, сожитель оставшейся там же Абрамовой. О том, что в квартире остались люди, мужчина никому словом не обмолвился. 

Между тем нельзя утверждать, что он был в сильном шоковом состоянии, поскольку о неадекватности Парфенова не заподозрил даже дознаватель пожарной охраны, говоривший с ним непосредственно после случившегося.
И как Парфенов потом сам говорит на допросе в следственном отделе по г. Якутску, ночью он проснулся от того, что было трудно дышать. Проснувшись, услышал плач и крики племянников на соседней кровати, вскочил на ноги, бросился к двери, открыл дверь и впустил в квартиру необходимую дозу кислорода, отчего пламя занялось еще больше, и... забыл про всех! Во всяком случае в первые минуты начинавшегося пожара. На часах было начало шестого утра...

Ангел-хранитель

Как мы уже отметили, у Анны Парфеновой было шестеро несовершеннолетних детей, родившихся друг за другом шесть лет подряд. Самой старшей Гале было 7 лет отроду, самому младшему Жене – 2 годика. Оба вместе с 6-летним братом Толей погибли в огне. 

Остальные трое детей 5, 4 и 3 лет в это время оказались на лечении в тубсанатории Якутска, куда их как часто болеющих детей направил Республиканский реабилитационный центр для несовершеннолетних, что на 2 км. Маганского тракта. В центре дети и их старшая сестра Галя оказались по инициативе самих работников, которые выявляли такие семьи и помогали им. 

Когда детей забирали, Анну Парфенову пришлось уговаривать: мол, для блага детей, что в доме полная антисанитария, пусть в это время приберется, продуктов накупит, что в доме холодно и прочее. Со слезами на глазах мать согласилась. Так как центр принимает детей только с четырех лет, младший ребенок остался с мамой, а 6-летний Толя остался, чтобы помочь маме прибраться в доме...

В сентябре, когда пришла пора направить старшую дочь в школу, Анна забрала Галю домой, да и сама дочь говорила, что соскучилась по маме... В школу она пошла, но, как видите, оказалось, ненадолго.
В свете этого страшно даже подумать, сколько бы людей вчера хоронила Марха, если бы в доме оказались все дети?

Как нам сообщили в центре, забирая детей к себе, работники руководствовались лишь своим желанием помочь детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, ведь именно этим они и занимаются, и что, мол, никаких инициатив со стороны не поступало – ни со стороны ПДН, ни со стороны участкового уполномоченного, ни со стороны администрации Мархи, ни тем более уполномоченного по правам ребенка. Все эти государственные органы оказались в стороне от беды одной отдельно взятой семьи. Хотя все знали, что творится в этой семье. Знали о том, что в квартире отсутствуют отопление, газ, электричество. Знали о наличии шестерых детей. Создается впечатление, что никто не задался вполне логичным и предсказуемым вопросом: «А как им живется в таких условиях?» 

Об органах

Вот и получается, что наши государственные органы местами работают ради «галочки». И в этом случае у них есть о чем рапортовать. Полиция, например, заявляет, что семья как малообеспеченная и неблагополучная состоит на учете с 2008 года, что в квартире полная антисанитария, нет чистого белья, продуктов питания. Инспектор по делам несовершеннолетних проверила семью в августе и 27 сентября 2013 года. 26 октября в квартиру заглянул участковый уполномоченный (подполковник! – значит, опытный) Прокопьев. На момент проверок хозяйка была в трезвом состоянии, что, видимо, и усыпило бдительность стражей порядка. Мол, пусть не чисто, пусть хоть шаром покати, зато мать трезвая. И все на все закрыли глаза.

Закрыла глаза и дежурный следователь, женщина, которая, видя, что творится в этой квартире в тот вечер, хладнокровно оставила на месте преступления беспомощных детей на попечении пьяных людей. А ведь в уголовно-процессуальном кодексе РФ существует статья 160 «Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества», где, в частности, говорится:
«1. Если у подозреваемого или обвиняемого, задержанного или заключенного под стражу, остались без присмотра и помощи несовершеннолетние дети (...), нуждающиеся в постороннем уходе, то следователь, дознаватель принимает меры по их передаче на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещению в соответствующие детские или социальные учреждения.
2. Следователь, дознаватель принимает меры по обеспечению сохранности имущества и жилища подозреваемого или обвиняемого, задержанного или заключенного под стражу».
Неужели следователь «забыла» или не знала про это? А теперь, видимо, ей придется ответить за свои действия, так как в следственном отделе по г. Якутску СУ СКР по РС (Я), где по факту пожара возбудили уголовное дело по ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам), материалы по этому поводу выделены в отдельное производство, и начата процессуальная проверка.
Интересно, знала ли об этой семье и условиях проживания в ней детей уполномоченная по правам ребенка в РС (Я) госпожа Соловьева? Или она, как всегда, узнает обо всем постфактум? 

Свои люди?

В администрации Мархи после второго случая пожара с гибелью нескольких детей уже осторожничают. В какой-то мере можно понять заместителя главы администрации Мархи по социальным вопросам Анну Приходько: она знает «мам-героинь» с детства, обе женщины родились в Мархе и выросли на ее глазах, все-таки землячки. Ну да, рожали, ну да, неимущие, но мы же помогали им постоянно! Вот и за семьей Анны Парфеновой даже прикрепили предприятие, которое снабжало ее продуктами питания. Раньше при муже все было нормально, он работал, хоть и на временных работах. А когда самой Анне работать, у нее же дети еще маленькие!
Оказалось, что у Анны Парфеновой есть родственники, в том числе более чем благополучные. Тогда возникает вопрос: «Где же они были?»

Неминуемо ли наказание?

Как мы уже упомянули выше, в прошлогоднем мархинском пожаре за гибель детей так никто и не предстал перед судом. Сегодня в следственном отделе рассматриваются составляющие нескольких статей УК РФ, в том числе и «Оставление в опасности». 

А тем временем есть прецедент, когда за гибель людей при пожаре суд назначал реальный срок лишения свободы. Вспомнить хотя бы декабрь 2011 года, когда во время пожара на Сергеляхской, 2/4 погибли четыре человека. За умышленное причинение смерти по неосторожности (курил на кровати в состоянии алкогольного опьянения) гражданин Левчук, жилец сгоревшего дома, осужден и отбывает срок наказания в колонии-поселении.
В свете вышесказанного хотелось бы верить, что следователь докопается до истины, установит и назовет имена тех, кто так или иначе был звеном в этой цепи безответственности. Чтобы каждый по закону ответил за страшную смерть, постигшую ни в чем не повинных детей. А иначе мы вновь станем «зрителями» очередного «театра кукол», которые, получив свои предписания, поспешат упрятать их в дальний уголок своей памяти.

Количество показов: 2134
Выпуск:  № 94 (2211) от 22 ноября 2013 г.
Комментарии