Школа XXI века

05.10.2009 
Количество показов: 9166
Куда ведут образовательные реформы?
Школы сегодня живут во времена тотального эксперимента и перманентного реформирования. ЕГЭ, профильное образование, дуальное, дополнительное, переход на НСОТ, информатизация, 4-летнее начальное образование, 11-й класс, возврат единой школьной формы – вот неполный перечень различных нововведений, с которыми столкнулись за весьма короткий период ученики российских школ. А на носу апробация нового предмета – история религии, возможное внедрение ЕГЭ в начальных классах.

Как известно, реформа образования лишь набирает обороты, а вместе с ней и череда экспериментов. Своего апогея она должна достигнуть в 2010 году, объявленном Годом учителя. О том, какой должна быть школа XXI-го века, что дали системе образования разного рода эксперименты, как они отразились на учителях и учащихся – об этом мы поговорили с педагогами.

Образование в стрессе

Зоя Окоемова, председатель Якутской территориальной городской организации профсоюза работников образования, Полина Самсонова, заместитель председателя:
— Сегодня происходит коренное преобразование образовательной системы. Как это должно внедряться в жизнь, куда что приведет, должны решать все: учителя, учащиеся, родители. Но мы как профсоюзы, считаем, что нельзя проводить столько экспериментов параллельно!

Сегодня учитель вынужден из последних сил вписываться, вникать в новые условия и при этом давать качественное образование. С этого года повсеместно внедрена новая система оплаты труда (НСОТ). Нововведение устроило разработчиков тем, что идет за счет оптимизации. Считается, что учителя выиграли в заработной плате. Но если все перевести в рубли, повышение не такое уж заметное. Больше стали получать отдельные категории учителей: начальные классы (потому что у них наполнение классов по норме), учителя старших классов с хорошей нормативной заполняемостью (25 и более детей), учителя с приоритетными предметами, молодые специалисты.

Благодаря разработанной стратегии «Наша новая школа» действие старых стандартов образования заканчивается в конце 2009/10 учебного года.
Преимущество НСОТ в том, что стали платить по труду, учитывая субъективно-объективные причины (ЕГЭ, оценки, качество, количество победителей олимпиад; родительское мнение, отношение учащихся). У учителей появилась материальная заинтересованность. Но в то же время не секрет, что многие педагоги вынуждены сегодня работать в режиме постоянной погони за баллами. И это унизительно – оценивать работу учителя в баллах, ведь его труд очень трудно измерить. Преданность предмету, любовь к детям, внимание к родителям, морально-этическое воспитание подрастающего поколения, патриотизм – как это все выразить в деньгах?

Также от перехода на НСОТ страдают школы, где небольшое количество учащихся. При норме 25 учеников в некоторых из них, особенно окраинных, в классах сидят по 18-20 детей. Соответственно, по ученико-часам учителя таких школ проигрывают, хотя и работают, может, лучше и больше других. Мы в свое время предлагали депутатам Гордумы сократить наполняемость классов в Якутске до 23 учеников. Но воз и ныне там. В то же время директора, у которых наполняемость слишком высокая, просят уже потолок до 30. Таким образом, можно сделать вывод, что правовая база не соответствует действительности.

Надо сказать, что эксперимент по зарплате еще не закончился. С октября семь школ города переходят на штатно-окладную систему, то есть предстоит перевод их на «твердый оклад». По замыслу разработчиков, это позволит снять жесткую зависимость между заработной платой и количеством уроков, проведенных учителем, а также ввести внеурочную деятельность в общий объем оплачиваемой работы педагога.

Вообще образование сегодня находится в состоянии постоянного эксперимента и, как следствие, стресса. Мы думаем, что, в первую очередь, внимание должно быть обращено к ребенку, и, соответственно к тем учреждениям, где ребенок находится: школа, детский сад.

НСОТ не для нас!

Лидия Аммосова, директор школы № 35 г. Якутска:
— В нашей школе обучаются дети с ослабленным здоровьем и дети-инвалиды. Потому судить о том, какой должна быть школа XXI-го века, сложно. Ведь несмотря на то, что мы общеобразовательная школа, условия у нас все же свои.

Школа нового века должна, на мой взгляд, отвечать всем современным требованиям: достаточное количество кабинетов, информатизация, наличие всех кружков и предметов, спецкурсов, необходимых в будущей жизни учащегося. К сожалению, у нас таких возможностей нет – не позволяет здание. Да вы и сами видите, в каком помещении находится школа. Здание построено более полувека назад и изношено на сто процентов.

У нас нет библиотеки и читального зала, медицинского кабинета, актового и спортивного залов. О пандусах, которые необходимы для обучения детей-колясочников, и специализированных туалетах мы можем только мечтать. Так что о каких-то спецкурсах, продвинутых компьютерных классах, оснащенных по последним требованиям кабинетах, и речи нет. Мы в течение ряда лет просим городские и республиканские власти построить новое специализированное здание, но пока все остается на уровне обещаний. А ведь наша школа – единственная в республике и одна из немногих в стране. Правда, сейчас над нами взял шефство депутат Ил Тумэна Георгий Балакшин, так что появилась надежда, что когда-нибудь наши дети придут 1 сентября в новую современную школу, которую можно назвать школой XXI-го века.

А сегодня наша главная задача – дать возможность нашим детям получить образование на уровне их сверстников. Опыт 15-летней работы доказал – наши учащиеся, несмотря на ограниченное количество часов, усваивают общеобразовательную программу, могут принимать участие на всевозможных олимпиадах, поступать в вузы. Сегодня здесь учатся 469 детей, из них 30-40 переходят в другие школы, то есть социально интегрируются, после 11 класса практически 100 процентов выпускников поступают в ссузы и вузы.

Что касается НСОТ, можно сказать, она привнесла в нашу жизнь большие коррективы. Как следствие, мы были вынуждены сократить количество групп детей (из 24 до 15), которые в силу своего заболевания подолгу находятся на лечении в Медцентре. Также сократилось количество детей, обучающихся на дому. Это связано с тем, что с переходом на НСОТ школы в погоне за ученико-часами уже не отправляют к нам, например, учащихся с диагнозом резидуальная энцефалопатия. А ведь это гиперактивные, быстро утомляющиеся дети.

И о каком качестве их обучения может идти речь в классах, где учатся по 28-30 детей?

Вообще введение НСОТ для таких школ, как наша, совершенно неприемлемо. По новым нормативам, чтобы у учителя была достойная заработная плата, в классах требуется по 25 учащихся. В школе, где обучаются дети-инвалиды, которым требуется индивидуальный подход и реабилитация, такое количество детей недопустимо. Мы считаем, что необходимо принять другие нормативы комплектации.

В таких условиях мы оказались практически на грани закрытия. Мы становимся большой обузой для управления образования.

Сконцентрировав на нашей школе обучение в стационарах, в домашних условиях, городские власти не предусмотрели никаких дотаций. Более того, депутаты не утвердили в бюджете строку об оплате проверки школьных тетрадей для учителей, работающих на дому. В связи с этим у педагогов снизилась оплата труда, тогда как объем работ остался прежним. А ведь к таким особым школам, как наша, должен быть индивидуальный подход!

Республика, желая быть в авангарде, участвует во всех экспериментах. Но это порой отрицательно сказывается на воспитании, образовании подрастающего поколения. Я считаю, что в экспериментах, в первую очередь, должны принимать участие подготовленные школы, где дети и учителя адаптируются быстрее.

Я - за отмену оценок!

Тамара Таюрская, директор школы № 33 г. Якутска:
— Сегодня многие воспринимают школу как место, куда можно отправить утром ребенка и быть спокойным за его существование, и при этом ему дадут еще и образование. Поэтому я вообще боюсь того, что школа в XXI-м веке может отмереть, и родители перейдут на дистанционное обучение. С развитием информационных технологий, если у семьи есть возможность смотреть за ребенком, при развитии системы домашних воспитателей ребенок вполне может получить дистанционное образование. Мне кажется, все сегодня прекрасно понимают, что школа в том виде, в котором она существует, не удовлетворяет очень многих.

Во-первых, ребенок 45 минут сидит за партой в течение шести уроков. Сейчас Рособрнадзор нас так загнал в САНПиНы – 45 минут и все! Но это ненормально. Хотя все понимают, что ребенка нельзя формировать так, чтобы он сидел трутнем. Так что, думаю, наступит время, когда не станет классной системы. Во-вторых, должна поменяться система домашних заданий. В думающем XXI-м веке эта система должна уйти. То есть ребенок, как взрослый, пришел в школу как на работу, отзанимался, и потом дома родители работают на его развитие. То есть должна быть хорошая система допобразования.

Новые стандарты образования будут строго зависеть от возраста и потребностей ребенка.
Следующее: должны отменить оценки. Нам же, взрослым, не нравится, когда нас начинают оценивать. С большими проблемами сталкиваются родители, у которых ребенок получает плохие отметки – он не хочет ходить в школу. А ребенок должен любить школу, хотеть учиться. Система оценки должна быть на выходе, а не каждый день. Потом в нашем веке школа должна быть полного дня. Родителям необходимо дать возможность утром спокойно отвести ребенка в школу, а вечером забрать.

Что касается профильного образования. Сама идея очень неплоха. Но школа до того углублена в теорию, что ученику неинтересно получать те знания, которые мы ему даем. У учеников должна быть возможность попробовать себя в разных видах профессиональной деятельности – вдруг что понравится, необходима практика.

ЕГЭ дал возможность увидеть объективную картину. Учителя перестали писать сочинения и решать задачи за детей. Но в то же время, к примеру, нынче многие с ужасом обнаружили, что, оказывается, если ребенок не сдал обязательные предметы, он не получит аттестат. Так не должно быть. Ученик, который пришел в первый класс, должен знать, что его ждет в 11-м классе. А у нас выпускники узнали о новшестве лишь во втором полугодии. Так что у любого эксперимента старт и финиш должны быть четко определены.

С другой стороны, эксперименты формируют мобильность. Они приучают учителей становиться мобильными, конкурентоспособными, как того требует наше время.
Игорь Реморенко, директор Департамента госполитики в сфере образования Минобрнауки (из интервью газете «Комсомольская правда» 18.05.2009 г.):
- Какой будет школа будущего во всех ее деталях – предугадать не дано. Мы можем только задать направления.
Наверное, идеальным вариантом было бы, если бы в каждой конкретной школе собрались советы – ученики и учителя, провели конференции, придумали свои проекты, обсудили бы их. Вот на этой основе всем вместе можно строить новую школу, ведь изменения, прописанные в стратегии, рассчитаны на постепенное введение вплоть до 2020 года. А базой для этих изменений должны, на мой взгляд, стать такие характеристики:
  • в школе будущего дети будут больше учиться сами, задача учителя - научить их учиться;
  • максимум современных обучающих технологий;
  • игровые и другие инновационные методы обучения в полном объеме;
  • в школе будущего дети не только получают знания, но и учатся применять их на практике.
Количество показов: 9166
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 77 (1786) от 02.10.2009 г.
Комментарии