ЗА ЧЕМ УХОДЯТ В МОНАСТЫРЬ?

21.10.2013 
Количество показов: 1791
Мало кто знает, что в самом центре столицы республики, на территории Краеведческого музея им. Е. Ярославского вот уже второй год возрождается мужской монастырь, существовавший на этом месте несколько веков назад. В этом году Якутскому Спасскому монастырю исполняется 350 лет.
Для обывателя монастырь – это нечто абсолютно закрытое заведение, где правят чуждые и далекие от мирян законы и уставы. Так ли это на самом деле, почему в определенных ситуациях люди грозятся уйти в монастырь, находят ли в его стенах облегчение и решение всех проблем? За ответами на эти и другие вопросы корреспондент «ЭС» направилась в Спасский монастырь. 

Восставший из пепла

В Спасском храме монастыря я увидела поздравительное письмо архиепископа Сергиево-Посадского, председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству Феогноста, отправленное на имя Его Преосвященства Преосвященнейшего Романа, епископа Якутского и Ленского, а также братии и прихожан обители. В нем архиепископ вспоминает страницы истории: «Спасский монастырь был создан в 1663 году по инициативе казака Ивана Афанасьева при поддержке и активном участии казаков и служилых людей. В этом благочестивом деле проявились их искренняя вера и желание в самой восточной крепости Российского государства иметь крепость духовную, которая будет сиять светом евангельской истины и укреплять христианские нравственные начала в жизни русских поселенцев и народов, живущих в Якутии. С течением времени монастырь рос и приобретал значение духовно-просветительского и миссионерского центра для всей Якутии и соседних районов. Братия обители вносили большой вклад в образование и духовное просвещение не только русских поселенцев, но и коренных народов Якутии: якутов, юкагиров, эвенов, эвенков, чукчей.

Замечательной страницей в истории обители стало настоятельство святителя Иннокентия (Вениаминова), апостола Сибири и Америки, который, являясь епископом Камчатским, перенес после присоединения Якутской области к Камчатской епархии кафедру в Якутск и поселился в Спасском монастыре. Им был создан комитет по переводу священных и богослужебных книг на языки народов Якутии, и положено начало совершения богослужения на якутском языке.

Гонения на Церковь после Октябрьской революции прервали деятельность обители. В 1921 году она была официально закрыта. Атеистическое государство старалось уничтожить все проявления церковной жизни края. Но, несмотря на это, в наши дни Православие на Якутской земле возродилось и распространяется. Строятся храмы, ведется активная епархиальная работа. Нас радует, что возрождается и монашеская жизнь в епархии. В 2011 году произошло событие неоценимой важности – на исторической территории разрушенного Спасского монастыря был заложен новый храм, и началось восстановление древней обители».

Действительно, сегодня Спасский монастырь – не грандиозный архитектурный ансамбль из множества помещений и зданий, расположенных на обширной территории. О возрождении монастыря рассказывает его настоятель – игумен Никон (Бачманов), который и встретил нас в Спасском храме:
- В 20 веке многие храмы и монастыри постигла печальная участь, когда рука безбожных, часто безнравственных людей посягала на Российскую культуру. Любовь к Богу, Отечеству, будущим поколениям выражали в храмоиздательстве, иконописи. Но все пошло в огонь либо под снос, о чем даже вспоминать трудно. Но эти времена безумия, слава Богу, прошли, хотя очень сильно коснулись и нашего Спасского монастыря. К сожалению, в 21 веке не осталось ни одного храма, последний храм – каменный Спасский собор на территории обители был разрушен в 1974 году. В нынешнее время осталось только одно здание – здание архиерейских покоев, в котором располагаеся Музей истории народов Севера. Сегодня по благословению епископа Якутского и Ленского Романа на небольшой территории, которая осталась за Якутской епархией, предположительно на том месте, где был построен первый монастырский храм на пожертвования царя Алексея Михайловича Романова, восстановлен деревянный храм. Храм был освящен 18 августа 2012 года епископом Якутским и Ленским Романом, и отныне является и монастырским храмом и приходским. Сюда могут приходить все желающие помолиться, послушать богослужения, кто ищет подвига молитвенного побывать на службе монастырской, которая отличается более строгим уставом, может быть, большей продолжительностью. Сегодня при помощи Якутской епархии в своем историческом облике восстанавливается здание духовной консистории. Это историческое здание, в котором находилось управление Якутской епархии. Это здание по всем параметрам уникальнейшее и является одним из достояний республики и якутского народа в целом, которое стоило сберечь. Но оно в 20 веке использовалось по разным назначениям, более того, было сожжено и два года назад, когда сюда приехал епископ Якутский и Ленский Роман, которого сопровождал и я, представляло собой обгоревшие руины. Хотя здание представляет для Якутии удивительное, историческое наследие, потому что именно в нем находилась резиденция якутских архиереев. В этом здании совершались удивительные судьбы якутской Церкви, в нем трудились якутские и русские священники, здесь на якутский язык переводились священные книги. Сегодня восстановление здания, как части монастыря, завершается. И это правильно, это историческая справедливость, о которой говорят работники культуры, власть предержащие и вообще, все люди, которые имеют чувство патриотизма и любви к своему Отечеству.

В трудах и заботах

Спасский мужской монастырь был возобновлен в этом году к Дню памяти святителя Иннокентия, что тоже очень символично. Под председательством Святейшего Патриарха Кирилла на очередном Священном Синоде было рассмотрено прошение епископа Якутского и Ленского Романа о возобновлении монастыря, возрождении древней обители. Святейший Патриарх и Синод своим решением утвердили возобновить монастырь и монашескую жизнь на якутской земле. Таким образом, монастырь вновь стал духовно не просто существовать, но и жить полной жизнью. О буднях монахов продолжает рассказывать игумен Никон:

- Сегодня в обители трудятся несколько монахов и те, кто ищет монашеской жизни. Они называются послушниками или трудниками, которые приходят сюда испытывать себя – их ли это часть? Обычно такие люди живут по нескольку лет при обители, потом уже со временем, под ведением духовного наставника могут принять монашеский постриг. Это очень долгий и кропотливый труд над своей жизнью, над своей душой на самом деле, понимание себя, сможет ли человек... Не только выдержать, но и реализовать себя, свои таланты и качества в монашеской жизни.

Монастырь – это такая же семья, как и любой православный приход при любом храме. Но здесь люди не могут иметь своей семьи, жену, детей, а свою любовь полностью посвящают Богу, Церкви и со своими талантами, чем его одарил Бог, он служит в монастыре. Ведь кто-то умеет красиво петь и читать на клиросе, кто-то замечательно владеет каким-то строительным инструментом, кто-то трудится в трапезной. Как и в любой семье, каждому дается послушание и работа по его талантам и возможностям.

«ЭС»: - Отец Никон, кто и зачем приходит в монастырь?
- Неправильно, когда говорят, что в монастырь приходят люди несчастные, у которых какие-то проблемы. На самом деле в монастырь люди приходят, ища и находя любовь к Богу, понимая в себе любовь Бога, через Церковь, через молитву, с любовью к Богу. Поэтому в монастыре могут быть люди совершенно разного возраста. Среди монахов можно встретить и седовласых старцев, и тех, кто только что окончил какое-нибудь учебное заведение, получил образование и решил здесь предложить свои труды и таланты. Монастырь – это то место, куда приходят. Приходят, уходя от мира, чтобы и миру послужить. Монастырь не был местом, недоступным для мира, хоть это были древние пустынники, которые буквально уходили в пустыню. Приходят люди, которые жили в миру семейной жизнью. Приходят получить молитвенную поддержку, совет. Тому пример Преподобный Сергий Радонежский, который жил в 14 веке и устроил сегодняшнюю Свято-Троице-Сергиеву Лавру. Тогда к нему, несущему молитвенные подвиги, подвиги труда, в непроходимые дикие леса приходили крестьяне и сам Князь Московский Дмитрий Донской за благословением перед Куликовской битвой. Монастыри всегда были местами той атмосферы, где человек искал мир, уединение и утешение от внутренних бурь, суеты мирской жизни, где раздражали те или иные ситуации, которые выбивали из колеи, они искали в монастыре утешение и находили правильный путь. Вспомним Николая Гоголя, Льва Толстого. Эти «глыбы» культуры искали поддержки именно в монашеской обители. Монастырь – это не убежище. Монастырь всегда и везде существует для одной принципиальной вещи – спасти свою душу. Любой человек грешен. И каждому человеку, если внимательно присмотреться, есть в чем раскаяться. Одно обидное слово, произнесенное в адрес жены, мужа, детей или родственников, это грех? Это грех. Это может разрушить семью... В монастырь уходят только от одной вещи, страшной и ужасной, это от греха и для того, чтобы с этим грехом бороться, но никак не для того, чтобы скрыться от правосудия. В монастырь уходят не какие-то жуткие преступники, а такие же люди из мира, которые живут рядом в городах и селениях, которые захотели свою жизнь приблизить к Богу, которым захотелось провести какие-то подвиги, в конце-концов, захотевшие стать молитвенниками за Отечество, за свой город, село, улицу, семью. Вот и все, для чего приходят в монастырь.

- Существует ли обратный путь? Может ли монах вернуться в мирскую жизнь?
-Обычно такого не происходит, потому что человек, который приходит в монастырь очень долго испытывает себя. И, приходя в монастырь, он не находит мгновенную необходимость принятия монашеского обета, а находит от всех, начиная с настоятеля и включая последнего послушника, от всей братии, испытание своего стремления к монашеской жизни. Поэтому невольно в монастыре оставаться невозможно. Монастырь – это особенный уклад, стиль жизни, это отношение к самому миру. Поэтому, если я не думаю как собратья, не живу как собратья, если мне чужды принципы монашеской жизни, то я просто не смогу находиться в этом обществе. С другой стороны, любой монастырь имеет целебное благодатное действие на человека. В священном писании мы читаем: «С преподобным преподобным будешь». Что это значит? Если человек находится в обществе человека, который близок к святости или свят, то и он станет таким. Он видит добрые плоды от того, что он здесь находится, добрые изменения в своей жизни. И если он готов к этой жизни, к каким-то подвигам, ведь всякая жизнь – это подвиг, хоть в монастыре, хоть в семейной жизни. Это не отдых, не безделье, это ежедневный, ежемгновенный подвиг. Другое дело, к чему стремится человек. Поэтому из монастыря не уходят. В монастырь приходят либо пожить некоторое время, потрудиться, «паломническая поездка» называется. Многие семьи приходят в монастырь, чтобы трудиться, участвовать в богослужениях в дни своего отпуска, окунуться в атмосферу монашеской жизни. Потом возвращаются и продолжают жизнь в миру. Другое дело, когда человек приходит, чтобы здесь жить и посвятить свою жизнь Богу, служить Церкви.

Проверка временем

- Существуют ли какие-то временные сроки для послушников, трудников, чтобы стать монахом?
- Чтобы стать монахом нужна целая жизнь. Только прожив жизнь, можно сказать, или сам человек может что-то подытожить о себе. Говорить о том, что год, 25 или 50 лет сделали человека монахом, было бы неправильно. Потому что, каждая душа, каждая жизнь очень индивидуальны и Богом очень частно устроена, и нельзя говорить, что год или два сделали из человека монаха. Поэтому ни в одном монастыре нет обязательных временных сроков. Есть обязательное исполнение устава, которому подчиняется каждый, начиная от игумена и включая последнего послушника, есть обязательные традиции, которые нужно соблюдать. Нет временных сроков, в течение которых человек становится послушником или монахом.

- Говорят: «Чужая душа – потемки». Как вы узнаете о действительных желаниях человека? Может, он хочет скрыться от правосудия за совершенное преступление, может, на работе достали, куча кредитов и прочее? Вы - психологи?
- Дело не в психологии. Что такое увлечение, мимолетное желание, порыв? Это – чувство. А чувства могут так и остаться чувствами. И если сегодня ты захотел уйти в монастырь или еще куда-либо, то буквально завтра с утра чувство развеется и, как-будто его никогда и не было. Любое чувство проверяется самой простой вещью – временем. Проходит немного времени и чувство просто исчезает, как сон, или чувство становится качеством жизни. Для людей, которые живут в миру, будет понятно, если говорить о влюбленности и любви. Сначала бывает влюбленность, а потом, спустя годы, это чувство становится Любовью, и Любовь становится качеством отношений супругов между собой, в семье, в дружбе...

- Чего нельзя делать монаху?
- Я лучше скажу, что можно, потому что обычно думают, что монастырь – это сплошные запреты. Все можно, но не все полезно, говорит нам Священное Писание. Поэтому нужно задумываться о том, что полезно. А что неполезно, лучше этого не делать. Неполезно нарушать закон, потому что можно лишиться свободы. Неполезно грешить, потому что от этого разрушается не только духовный мир человека, но и сама его жизнь. Поэтому монаху неполезно то, что неполезно любому другому человеку. Неполезно отдаляться от Бога, а полезно к Богу приближаться.

Обыкновенная история

- Отец Никон, а каков был Ваш путь к монашеству?

- Моя семья не отличалась от сотен тысяч семей в нашем Отечестве. Как у всякого ребенка, который учился в обыкновенной советской школе, обстановка была такая, что ни о какой Церкви, ни о каком Божьем законе я и слышать не мог. Но, наверное, нас воспитывают наши корни, которые идут от искренне православных прародителей. В семье была обстановка теплых семейных отношений, видел отношение к празднику Пасхи, празднику Рождества Христова, это общение с бабушкой и дедушкой, которые бережно хранили для своих детей, внуков и правнуков традиции празднования этих православных праздников, будь то убранство стола, будь то культурное изучение колядок, песнопений, молитв, связанных с этими церковными праздниками и иные вещи, несмотря на годы гонений жизнь все равно была связана с христианством. Отсюда и воспитание к церковной жизни, церковной культуре, традиции, которые сейчас есть у многих людей, которые живут обыкновенной жизнью. Сегодня я общаюсь с молодежью в школах и высших учебных заведениях Якутии, и хотя много говорят о псевдокультуре, безнравственности и расхлябанности, в молодых людях я часто вижу обратное – желание трудиться над собой, желание быть выше всего того, что пропагандируют по телевизору, в социальных сетях, рекламах, желание быть лучше. Наверное, это желание генетически передается от наших предков, которые озаботились о нас... Потом были годы обучения в Ставропольской духовной семинарии (на Кавказе я вырос), в Московской духовной академии, в первые годы служил в сане священника на Кавказе и вот, буквально два с небольшим года назад вместе с епископом Якутским и Ленским Романом, который был назначен на якутскую кафедру, прибыл сюда, чтобы нести свое послушание. И одно из главных послушаний – это возрождение монастыря и монашеской жизни здесь в Спасской обители города Якутска.

Итак, вопреки существующему мнению большинства людей о том, что в монастырь идут неудачники, не нашедшие себя слабаки, на самом деле, оказалось, что уйти в монастырь не каждому дано. Это – серьезное, взвешенное решение человека, это множество бессонных ночей, это долгая внутренняя борьба, которую способен выдержать и выиграть только человек решительный и мужественный.
И, заканчивая этот материал, приведу слова отца Никона: «Путь к монашеству – долгий, тернистый. В любых потемках есть свет, а свет – это вера, которая освещает любой затемненный уголок».

Количество показов: 1791
Комментарии