Александр Каркавин: "За каждым делом - судьбы людей"

06.04.2010 
Количество показов: 2099
6 апреля - День работника следственных органов.
Александру Каркавину, старшему следователю по особо важным делам следственного управления при МВД по РС (Я), всего 29 лет. Десять из них он проработал следователем.

Кто не знает, может поверить на слово: работа следователя совсем не сахар. Внешне эффектна она только в кино. На деле это скрупулезная, кропотливая, в чем-то даже рутинная работа. Перефразируя известные слова поэта, можно сказать о ней так: изводишь единого факта ради тысячи тонн словесной (и бумажной тоже!) руды.

В этом нелегком добывании фактов, их осмыслении и выстраивании в «железную» цепочку доказательств личность следователя имеет огромное значение. Что, собственно, подразумевается под таким серьезным определением «особо важные дела»? Это дела сложные, многопрофильные, повышенной общественной значимости. Естественно, что расследование их требует особых усилий, профессионализма, знаний.

Александр Каркавин, окончив школу № 33 Якутска, в 1998 году поступил в Якутский филиал Дальневосточного юридического института (Школа милиции). А в 2000 году его назначили на должность следователя УВД г. Якутска. Так что высшее образование Александр получил, уже работая следователем. Семь лет назад был переведен в следственную часть по расследованию организованной преступной деятельности.

«Шубное» дело

Пару лет назад вся якутская пресса писала о дерзкой краже шуб из магазина фабрики «Сардаана». Буквально за неделю преступная троица была задержана милицией, но до суда дошли только двое. Третьему, лидеру группировки П., удалось сбежать. Но, как говорится, не долго веревочке виться… Нынче в следственное управление поступила информация о том, что разыскиваемый находится в Санкт-Петербурге.

Каркавин срочно выехал туда и совместно с питерскими оперативниками задержал-таки беглеца. Оказалось, что П., сбежав из больницы (его отпустили под подписку о невыезде из-за обострения язвы), доехал автостопом до Петербурга. Причем у него был поддельный паспорт. Позже в питерском суде по решению о мере пресечения у П. спросят: «Зачем вам чужой документ?» и услышат в ответ: «Так я свой потерял. Надо же было как-то жить, вот и купил». Сейчас преступник под арестом, ждет этапа в Якутск.

«Как же им удалось вынести 44 шубы из магазина в самом центре города?» – спрашиваю у следователя. «В торговом доме «Калинка» по ул. Кирова, где находится магазин фабрики, не то что охранной сигнализации и камеры видеонаблюдения, даже железной двери не было. Потому опытным ворам не составило труда проникнуть туда, взломав дверь обычной фомкой», – говорит следователь. В выходные в магазине проводилась выставка, злоумышленники пришли туда, увидели, что торговое помещение не охраняется, и вернулись вечером, «вооруженные» рациями, китайскими баулами и фомкой.

Спокойно упаковали меха, сели в машину и были таковы. Ущерб составил более двух миллионов рублей. А это уже особо крупный размер, потому дело и было передано «важняку» Каркавину. Начались оперативно-розыскные мероприятия совместно с оперативными сотрудниками уголовного розыска.

«В Якутске проживает очень много лиц, ранее отбывавших сроки за кражи, потому, прежде чем выйти на банду П., пришлось отработать массу других людей», – делится следователь. Сначала был задержан человек, которому воры сбыли шубу. И далее по цепочке вышли на самих преступников. Они, как оказалось, начали продавать шубы уже на следующий после кражи день. Первую продали подруге жены одного из преступников, основную часть планировали сбыть через родственников в Намском улусе. В ходе обысков были изъяты сорок шуб, а четыре так и не смогли найти. На всю операцию по поимке преступников, нахождению шуб ушла неделя. Кстати, в ходе расследования выяснилось, что один из воров Ф. причастен к двум эпизодам по разбоям. Двое преступников были осуждены на 6 и 11 лет и сейчас «мотают сроки», а главаря банды осудят совсем скоро. Учитывая, что он ранее отбывал наказание за похожее преступление, ему, как считает следователь, «светит» не менее пяти лет.

«Если бы в магазине была установлена видеокамера, преступления, возможно, не было бы и вовсе, или же группировку можно было задержать по «горячим» следам, – говорит Александр. – Но, к сожалению, в том районе камера установлена лишь на здании Комдрагмета, она охватывает лишь небольшую территорию. Вообще, наш город слабо оснащен видеокамерами. Они установлены лишь на центральных улицах: пр. Ленина и Дзержинского, причем только на проезжей части. Я знаю, что в этом направлении работа ведется, но все же в качестве пожелания хочется сказать Главе города, чтобы видеокамер в столице было больше в каждом дворе и даже подъезде. Тогда горожанам будет намного спокойнее жить».

Встретились как-то белорус, лезгин и украинец…

…и решили ограбить квартиру сотрудника алмазной компании. Эта многонациональная преступная группировка ворвалась домой к работнику «АЛРОСА», пока он был на работе, и, угрожая пистолетом связанной супруге, начала требовать деньги. Дерзкое преступление произошло в Мирном в марте прошлого года. Дело передали следователю Каркавину. В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что все трое ранее судимы. Членов банды удалось задержать лишь через два месяца, в мае: двоих – в Мирном, одного – в Нюрбе. Как раз в это время оперативники из убойного отдела проводили мероприятия по нашумевшему вооруженному ограблению магазина «Даймонд Хаус» с убийством охранника. И в ходе отработки ранее судимых лиц на причастность к разбойному нападению случайно вышли на эту группу.

Лидер группировки – украинец, жил в Нюрбинском, Мирнинском районах, имел определенный вес в преступном мире. В 2000 году у себя на родине был признан безвестно отсутствующим, находился в розыске. В свое время, как оказалось, он скрылся от правоохранительных органов, сделав себе поддельный паспорт на имя одноклассника – некоего К.

В течение полугода якутские следователи не могли установить его личность. Проверяли в главном информационном центре, отправили запрос коллегам на Украину – тщетно. Показали его фотографию предполагаемой матери, супруге – те не признают. Мать говорила, что видела в последний раз сына в 90-е годы. И лишь экспертиза установила настоящую личность преступника. Так изменился человек за эти годы! Он до последнего отрицал установление свой личности, но когда дали заключение эксперты, признался. Сейчас по этому делу идет суд.

На игле

В начале 2004 года следователю по особо важным делам Каркавину попалось дело более чем щепетильное. В сбыте героина подозревали Владислава Михальчука, брата бывшего мэра Якутска. Установив личность преступника, решили ловить его, что называется, с поличным. Задержанный милицией постоянный клиент Михальчука постучал в дверь условным знаком, сказал, что ему нужна доза, Владислав его впустил. Вместе с покупателем в квартиру вошли оперативники и следователь... В ходе обыска был изъят героин в особо крупных размерах, который Михальчук собирался продавать.

«Просили за него многие, – рассказывает Александр. – Дело шло трудно еще в связи с болезнью обвиняемого: к тому времени он уже крепко подсел на наркотики». Наркодилеру к моменту задержания было 39 лет, семь из них он «сидел» на игле. «Что ему не хватало? – спрашивает следователь. – Всего у него было вдоволь: дом полная чаша, двое детей, жена». И тут же сам отвечает на свой вопрос: «Захотелось мужику куража, острых ощущений». Сейчас Владислав Михальчук отбывает срок, суд приговорил его к 6,5 годам лишения свободы.

Я спросила у Александра, было ли давление на следствие, в ответ услышала лишь «Дело было сложное». Кстати, Владислав с рождения носил фамилию Басов. Сменил ее, лишь когда сводный брат Илья Филиппович получил высокую должность. Но громкое имя не спасло его от тюрьмы.

«А преступник не говорил потом, что ему наркотики подбросили?» – спрашиваю я. «Этот? Нет. Слишком явной была его вина. Но бывает и такое. Но даже если и говорят так, то обратное, как правило, доказать не составляет труда. Есть смывы с рук, ногтей, следы пальцев рук на упаковках. Наркотик всегда оставляет след. Был случай, когда подсудимый – его судили за наркотики – указал на сотрудника органов, что он подкинул. В ходе суда провели проверку, факт не подтвердился, было возбуждено дело за клевету. Преступнику добавили еще полгода к общему сроку по ст. 129 за клевету».

Главное – человечность

Такая работа у следователя – постоянно иметь дело с тяжелым человеческим «материалом», испытывать огромные нравственные и психологические перегрузки. Разумеется, следователь обязательно подвергается давлению со стороны защиты. Но вся ответственность лежит только на нем, потому что именно он дает оценку тем или иным действиям. Он обязан либо доказать вину личности, либо защитить ее от необоснованных обвинений. В любом случае он должен установить истину. И какой бы общественный резонанс ни получило то или иное дело, как правило, для общественности личность следователя остается за кадром.

«Главное в нашей работе – это быть ответственным и человечным. Прежде всего, ценю неравнодушное отношение к делу. Не нравится, когда нет человеческого отношения к обвиняемым. Следователю нужно быть и хорошим психологом. Потому что за каждым делом – судьбы людей», – говорит следователь по особо важным делам Александр Каркавин.
Количество показов: 2099
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 24 (1837) от 02.04.2010 г.
Комментарии