"Социальные лифты" начали работу

31.05.2011 
Количество показов: 5919
В № 29 от 22 апреля «ЭС» писала о программе «Социальные лифты», предусмотренной Концепцией развития уголовно-исполнительной системы страны до 2020 года.
Апробирование программы в 2010 году шло в исправительных учреждениях Красноярского и Приморского краев, Владимирской, Вологодской, Кемеровской, Липецкой, Саратовской областей, а также в Ульяновской и Челябинской тюрьмах. Минувший вторник, 24 мая, стал часом «Х» и для нашей республики. В этот день в ИК-1 решалась судьба 15-ти осужденных, изъявивших желание стать участниками данной программы.

По существу

Начнем с того, что по данной программе, в зависимости от своего поведения осужденные могут освободиться досрочно, изменить вид режима или условия в сторону облегчения, или же, наоборот, администрация может ужесточить условия. Впрочем, в первый день работы комиссии злостных нарушителей в ИК-1 не нашлось.

На сегодня в ИК-1 содержатся 485 человек, из них две трети впервые осуждены на строгий вид режима (таковые содержатся также в ИК-7). Одна треть контингента – повторно осужденные и приговоренные к общему виду наказания. Из 15-ти осужденных 10 претендовали на более мягкие (облегченные) условия содержания под стражей. А это большее количество передач, свиданий. Три человека претендовали на перевод в колонию-поселение, а двое – на условно-досрочное освобождение (УДО). Отмечу, для решения этих же вопросов любой осужденный вправе лично обратиться с ходатайством в суд, минуя участие в программе. Кстати, изначально претендентов было больше – 17 человек, но двое в процессе подготовки к этому важному мероприятию отсеялись: по ряду причин администрация учреждения посчитала, что их время еще не настало.

В состав Комиссии по оценке поведения осужденных и определению условий отбывания наказания вошли замначальника учреждения по кадрам и воспитательной работе Василий Проводин (он же председатель комиссии), два психолога психологической лаборатории Саргылана Тимофеева и Марина Козлова, старший инспектор группы специального учета Надежда Афанасьева, начальник отдела безопасности Василий Братчиков, начальник оперативного отдела Альберт Корнилов. Со «стороны» были приглашены начальник отдела аппарата Уполномоченного по правам человека в РС(Я) Николай Бурцев, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Окружной администрации Якутска Татьяна Потапова и сотрудник миссии тюремного служения Северо-Восточного союза церквей евангельских христиан, он же преподаватель ПТУ № 317 Николай Филиппов. Именно эти девять человек путем голосования и решали – удовлетворить ли ходатайство, стоит ли вносить представление в суд, достоин ли осужденный снисхождения.

Во время заседания комиссии каждый претендент перед членами комиссии докладывал, когда родился, по какой статье отбывает наказание, начало и окончание срока. Далее слово держал начальник отряда, который практически всех осужденных охарактеризовал одинаково: исполнительный, ориентирован на исправление, к идеям и традициям уголовного мира равнодушен, зарекомендовал себя с положительной стороны и т.д. и т.п. Справедливости ради отмечу, что редкие, но выделяющие осужденного из общей массы определения все же были. К примеру, кто-то интеллектом слабоват и неправильно сексуален, а кто-то, наоборот, стремится к духовному развитию, кто-то слишком болтлив и так далее. Все же живые люди и отличаются друг от друга. А в особенных случаях свою характеристику давали председатель комиссии Василий Проводин как главный воспитатель учреждения и старший психолог Саргылана Тимофеева. Особенно это касалось тех, кто претендовал на УДО.

Родом из трудного детства

На условно-досрочное освобождение претендовали двое, содержащиеся в колонии-поселении при ИК-1, которые, в общем-то, уже прошли адаптацию к свободной жизни. Х. и С. – ребята молодые, за решетку попали еще несовершеннолетними. Характеризуя обоих, Проводин отметил, что парни являются некими жертвами трудного детства, родились и воспитывались как придорожные растения. У обоих – семьи с социальными проблемами.

Отец С. развелся с женой в далеком детстве мальчика. С тех пор и по сей день душа у парня мечется, когда жили на Украине, подростком состоял в скинхедовской организации. В ней же он решил одну свою проблему с помощью кулаков, и его приняли как своего. Парень решил, что в жизни так и должно быть. А на самом деле, со слов сотрудников ИК-1, парень «положительнейший». Душа у него ранимая, в то же время он любит привлекать к себе внимание окружающих. А перед комиссией стоял, словно чем-то напуганный, совсем еще юный лопоухий мальчонка. Тем временем, он «мотает срок» за убийство своей же подруги, с которой так жестоко обошелся из-за лучшего друга: та, видишь ли, оскорбила и обидела его. Говорит, что при разговоре с сестрой убитой ему сказали, что семья жертвы его простила. «А что у них в душе – я не знаю».

Проблема еще в том, что осужденный не имеет российского гражданства. Его мать, вернувшись на родину (в Якутию) после долгих мытарств, в позапрошлом году получила российское гражданство, а вот сыну своему никак не нашла время оформить паспорт, потому мальчик в 16-летнем возрасте сел за решетку по свидетельству о рождении, выданному еще на Украине. Если суд удовлетворит его ходатайство и представление комиссии на УДО, есть опасение, что миграционная служба депортирует его обратно на Украину, где его никто не ждет: с украинскими родственниками связь не поддерживается. В Черском его ждут мать, два брата, сестра, бабушка и дедушка, но он хотел бы остаться в Якутске, где его может принять родной дядя, и продолжить учебу – окончить 11
классов. У парня специальность сварщика и рамщика, говорит, что эти профессии востребованы, так что без работы не останется. Его срок истекает 17 сентября 2013 года, но так как из семи лет по приговору он отсидел уже две трети и с учетом положительной характеристики как в ИК-1, так и в КП, он рассчитывает на УДО.

Члены комиссии единогласно решили, что он заслужил досрочное освобождение и свое представление об этом направят в суд, за которым вердикт.

Второй претендент тоже молод, энергичен. Х. сидит за грабеж. Шесть лет его срока в колонии истекают 18 октября 2013 года. В этом же учреждении побывал и его родной брат, который освободился по УДО в прошлом году. Семья также с социальными проблемами. В свое время сидел неоднократно их отец, а мать колесила за ним по всему Союзу.

Бедная женщина и сейчас пытается «присмотреть» за своими парнями. Говорят, в учреждении она по своей инициативе организовывает всякие общественные мероприятия. На вопрос членов комиссии «Как планируете жить в случае положительного решения суда?» Х. отвечает бодро: «Хотел бы отучиться на водителя, найти работу, обзавестись семьей». Когда ему сообщили о единогласном положительном решении, лицо Х. озарилось счастливой улыбкой, и даже вырвался несдержанный смешок со словами: «Благодарю всех!». Дай то Бог!

Вообще, члены комиссии были уверены, что подростковое преступление - преступление родителей и общества в целом. Что касается конкретно этих молодых парней, у которых жизнь взрослая на свободе только начинается, то, решая их судьбу, как мне показалось, члены комиссии руководствовались человеческими эмоциями. Вот бы и суду также человечно отнестись к их судьбе.

Достоин – не достоин?

Надо сказать, что все претенденты на более мягкие условия содержания под стражей были 70-х и 80-х годов рождения, мужчины в самом рассвете сил. За исключением пары случаев холостые, для некоторых из них даже в промзоне не нашлось работы, потому просто сидят на шее у государства. Забегая вперед, отмечу, что из 15-ти претендентов члены комиссии отказали только одному. «Отказник» Б. получил 15 лет за убийство ребенка. В 2010 году он переведен на облегченные условия содержания. Сейчас он пытается изменить вид режима – перевестись в КП. А это свободное передвижение и большая ответственность. И хотя начальник отряда охарактеризовал его с положительной стороны, психолог не очень лестно отозвалась о его психологическом состоянии, которое нуждается в индивидуальной психологической корректировке.

Кроме Б. еще два «сидельца» претендовали на перевод в колонию-поселение, им комиссия дала «добро». Остальные 10 участников программы «Социальные лифты» желали, чтобы им облегчили условия содержания. Они отбывают свой срок за убийство, нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшие смерть человека, за кражи и грабежи, по которым в свое время суд назначал условный срок, но они не смогли вовремя сделать соответствующие выводы, в итоге заработали уже реальные сроки. Всех десятерых комиссия посчитала заслуживающими поддержки, так что решение уже за Якутским городским судом. Отмечу, что, характеризуя своих подопечных, сотрудники учреждения говорили о многих как о ведомых личностях, многие описывались как излишне доверчивые, на чем и «погорели» в свое время.

Подводя итоги первого опыта работы, член комиссии Николай Бурцев отметил, что со стороны администрации проведена большая работа: на каждого осужденного собраны четкие, ясные и объективные материалы в полном объеме. Нам же остается добавить, что по изменению условий содержания решение принимает администрация учреждения. В случаях, касающихся УДО и изменения вида режима, эти вопросы решает суд. Администрация колонии лишь поддерживает осужденного.
Количество показов: 5919
Выпуск:  Выпуск № 39 от 27.05.2011 г.
Комментарии