А было ли преступление?

07.08.2011 
Количество показов: 1002
После опубликования статьи «О «камикадзе» и милиционере-убийце» в номере «ЭС» от 22 июля в редакцию обратилась супруга экс-милиционера Я. Марина М. и поведала свою версию случившегося. Текст ее письма печатается без сокращений с сохранением орфографии и пунктуации автора…
На статью "О "камикадзе" и милиционере-убийце"

Как указано в статье, действительно, происшествие, в результате которого наступила смерть Г., произошло 17 апреля 2008 года ближе к вечеру в поселке Марха. После совместного распития, возможно, обидевшись на Я., что ему не налили спиртного, Г. решил «отомстить». Когда все осознали происшедшее, Я. организовал вызов «скорой» и сообщил в милицию. (Для справки: Г. ранее был неоднократно судим, в том числе за совершение 19 апреля 1986 г. убийства, причинив потерпевшему Ф. два ножевых ранения в область груди: «Г. с целью убийства схватил со стола кухонный нож и, догнав Ф. в дверях нанес ему ранения в область грудной клетки. На улице Г. нанес Ф. еще два проникающих ранения в грудь… От указанных ранений Ф. умер тут же на месте».

Г. и Д. (что касается Д., то, возможно, речь идет о втором свидетеле – прим. ред.) не имели жилья, с их слов не имели родных и близких. Я. пожалел их и поселил жить у себя на даче в отдельном домике. Г.и Д. помогали Я. по хозяйству добровольно, за это Я. кормил их, одевал, давал деньги. Неприязненных отношений к ним не имел, сочувствовал им.

По службе Я. характеризуется только положительно, как со стороны друзей, сослуживцев, родственников и руководителей, как выдержанный, дисциплинированный, готовый всегда прийти на помощь.

Действительно, не все так гладко в этом деле. Не поверив объяснениям Я., сотрудники уголовного розыска продержали его без каких-либо оснований более 15 часов в своем кабинете, пристегнув наручниками к батарее. И не просто продержали, а обещали пакет одеть на голову, сыпались другие угрозы. Обещали, если Я. напишет явку с повинной, то его отпустят на подписку, а также оформят пенсию. Кроме того, оказывали психическое воздействие, что якобы два свидетеля показали на него. Что-то в этот момент у него сломалось: вера в друзей, сослуживцев, вера в правовую систему. Будучи подавленным из-за случившегося (смерть любого человека не вызывает хорошего настроения, ведь правда?), Я. написал под диктовку и подписал все, что от него потребовали.

К. (возможно, речь тут идет о женщине-свидетеле - прим. ред.) продержали в милиции не меньше, чем Я. Как было указано в дальнейшем, ей не давали пить, не пускали в туалет. Естественно, ночь она провела не в постели. Учитывая, что К. без очков читать и писать не могла (что подтверждено специалистами-офтальмологами), она подписала те показания, которые записал следователь и «опера», лишь бы только отпустили. Показания второго свидетеля в деле появились только в июне 2008 года, перед этим он по инициативе сотрудников по раскрытию убийств «посетил» 1 ОМ, 2 ОМ, спецприемник. И как думаете, за что? За совершение административных правонарушений по ст.20.1 КоАП РФ (т.е. за мелкое хулиганство, типа «справлял естественные надобности» и т.д.»). А ведь забрали его с места работы, из сапожной мастерской. Никто из указанных свидетелей на действия правоохранительных органов не пожаловался, сказали: «Бесполезно». У читателей не возник вопрос: с каких это пор уголовный розыск занимается предупреждением административных правонарушений?

22 июля 2008 года уголовное дело возвращено в прокуратуру в связи с существенным нарушением норм УПК, в том числе ст.221 УПК РФ. Суд постановил обязать прокурора устранить нарушения в 5-дневный срок. Но! В суд уголовное дело поступило только 28 августа 2008 года.

Почти 6 месяцев Я. сидел в СИЗО, откуда воздействовать на свидетелей, тем более, угрожать им, не мог. Защита смогла оправдать невиновного, и 6 октября 2008 года в отношении Я. был вынесен оправдательный приговор.

Также в суде было доказано, что в отношении единственных двух свидетелей со стороны правоохранительных органов, в том числе секретарем суда (!) оказывалось давление.

Что значит для прокуратуры оправдательный приговор? Догадываетесь? Как минимум, кто-то должен быть наказан за незаконное задержание невиновного.

По кассации стороны обвинения Верховный суд отменил решение суда и направил на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Как ни странно, но основных «свидетелей» обвинения подвергали принудительному приводу в суд, оказывая на них давление.

29 января 2009 года уголовное дело направлено прокурору для устранения выявленных недостатков. Суд постановил обязать прокурора устранить нарушения в 5-дневный срок. 12 февраля 2009 года уголовное дело возвращено прокурору.

В статье указано, что следствие длилось практически год (автор имел в виду срок следствия после возвращения дела по решению ВС – прим. ред.). Но сегодня уже 2011 год! Только в июле 2011 года судом вынесен вердикт по уголовному делу, Я. признан виновным. Не «профессиональная» работа государственного обвинителя, а грубые нарушения закона, в том числе признанные самим государственным обвинителем, стали результатом обвинения. В ходе судебного следствия государственный обвинитель трижды признал нарушения, допущенные следователями, обещала внести представления. Узнать бы результат! Но все это за широкой ширмой.

Во всех ходатайствах, заявленных в ходе судебного следствия, в том числе и назначении двух экспертиз, которые имеют значение для дела, судом было отказано.

Наказание Я. назначено в виде 6 лет лишения свободы, при этом вид наказания – строгий режим.

Жаль, что на свершение правосудия воздействует такой показатель, как раскрытие преступлений и недопущение оправдательных вердиктов. Отсюда у населения недоверие к правоохранительным и надзирающим органам. Слово за Верховным Судом!
Количество показов: 1002
Выпуск:  Выпуск № 59 от 05.08.2011 г.
Комментарии