На чьей стороне закон?

02.03.2012 
Количество показов: 3638
«ЭС» продолжает следить за похождениями якутского «остапа» Сергея Григорьева, обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество, совершенное в особо крупном размере).
Уголовное дело по этой статье в отношении него было возбуждено еще 29 сентября 2011 года. 22 декабря подозреваемый был задержан, а на следующий день по решению Якутского городского суда водворен в следственный изолятор. 13 февраля 2012 года ЯГС продлил срок содержания Григорьева под стражей до 2 мая. Но по кассационной жалобе подозреваемого 22 февраля судебная коллегия Верховного суда отменила решение ЯГС и определила подсудимого под домашний арест.

Снова на свободе

Напомним, что во время предварительного следствия следователем были установлены факты угроз физической расправы и убийства со стороны Григорьева в отношении свидетелей обвинения Яковлева и Винокурова. А по месту жительства Сергей Григорьев характеризуется крайне отрицательно: злоупотребляет спиртными напитками, ведет антиобщественный образ жизни, по этой причине находится на учете во 2-м городском отделе полиции, неоднократно привлекался к административной ответственности за мелкое хулиганство, за сопротивление сотрудникам милиции, за вождение автомобиля в состоянии опьянения. Все эти факты и легли 23 декабря в основу причин, по которым Григорьева поместили в СИЗО. И несмотря на них, 22 февраля Верховный суд «сменил» пребывание в СИЗО на домашний арест.

Окрыленные успехом защитники Григорьева – Кузнецов и Федоров вместе с освобожденным решили «отметить» это дело. После того как защитники ушли, разгоряченный спиртным Григорьев поехал к своему брату Геннадию, живущему с сыновьями Альбертом и Станиславом. При этом незваный гость попал в их жилище… через забор. Племянника Станислава, который, как и его отец Геннадий, по делу является свидетелем обвинения, дома не оказалось, и весь гнев Григорьева пал на брата и второго племянника, Альберта. Мол, я в СИЗО голодал, а вы мне продукты не приносили и прочее. По словам родственников, одними словами обвиняемый не ограничился и для «профилактики» избил хозяев дома, грозясь их убить. Как рассказали потерпевшие, при этом Григорьев в пьяном угаре кричал следующее: «Мне за ваше убийство дадут меньше, чем за все мои махинации!». Родственникам ничего не оставалось, как вызвать наряд полиции.

На следующий день, 23 февраля, по поводу нарушения обвиняемым избранной меры пресечения – домашнего ареста – следователь обратился с ходатайством в Якутский горсуд с просьбой вновь водворить Григорьева в СИЗО. Кроме того, в ходе расследования «ЭС» выяснилось, что на основании заявления родственников решается вопрос о привлечении Григорьева в качестве обвиняемого по статье УК РФ «Угроза убийством».

Ходатайство следователя было рассмотрено в ЯГС 24 февраля судьей Николаевым. Наверное, наши читатели, прочитав строки выше, решат, что справедливость восторжествовала и Григорьев снова водворен под арест. Но с нашей «Фемидой» случается разное, и судья, «выслушав мнение участников процесса и изучив представленные материалы», к радости обвиняемого, к возмущению потерпевших, к ступору следственных органов… освободил вконец распоясавшегося Григорьева прямо в зале суда!

«Фемида» слепа?

Чем же объясняет свое решение судья Николаев? Неужели избиение, угроза убийством и письменное заявление потерпевших в правоохранительные органы не являются для Фемиды «обоснованным» подозрением в совершении правонарушения? Более того, после всего случившегося, нам кажется, Григорьеву ничего не помешает попытаться скрыться.

Судья Николаев ссылается на ч. 10 ст. 107 УПК РФ (Домашний арест), которая гласит: «Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. Однако из органа, осуществляющего контроль за Григорьевым С.Б., не представлены в суд материалы, подтверждающие нарушение им меры пресечения в виде домашнего ареста».

Отметим, что по закону за поведением подозреваемых и обвиняемых под домашним арестом, действительно, должны следить сотрудники уголовно-исполнительной инспекции УФСИН. Между тем, в рамках идущей реформы системы наказаний в общем и системы альтернативных наказаний в частности неотъемлемой частью контроля над осужденными является использование электронных систем, так называемые «браслеты», фиксирующие все передвижения его носителя. Но как нам сообщили в уголовно исполнительной инспекции УФСИН России по Республике Саха (Якутия), в нашей республике их пока нет. Об этом судье Николаеву должно быть прекрасно известно, как и о нехватке сотрудников в УИИ, которые не в состоянии следить за каждым шагом подозреваемых, отпущенных с легкой руки судей под домашний арест.

Более того, судья почему-то не берет во внимание ч. 14 ст. 107 УПК РФ, которая, в свою очередь, гласит: «В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения следователь, дознаватель вправе подать ходатайство об изменении меры пресечения».

А самое главное, перед тем как объявить Григорьева свободным, судья Николаев сказал, что обвиняемый Григорьев не нарушал избранную в отношении него меру пресечения в виде домашнего ареста! Тогда получается, что родственникам «померещился» пьяный брат и дядя, а полицейским – пьяный дебошир Григорьев, и следователю также «показалось», что он видел его в дежурной части …

Когда верстался номер, стало известно, что прокурор подал кассационную жалобу на постановление судьи ЯГС Николаева Л.Г. в Верховный суд республики.
Количество показов: 3638
Выпуск:  № 16 от 02.03.2012 г.
Комментарии