Объект преступных посягательств

10.06.2011 
Количество показов: 1589
История одной базы.
Продолжение. Начало в № 41 «Эхо столицы» от 3.06.2011 г.

Краткое содержание предыдущей части.
Г-н Абдурахманов задолжал г-ну Алиханову 1 миллион 96 тысяч рублей. Чтобы взыскать эту сумму, Алиханов подает иск в суд. Суд удовлетворяет иск. Имущества Абдурахманова (пять складов на Чернышевского, 101/1) арестовывается. Склады выставляются на торги, где участвуют два лица. Узнав о прошедших торгах, Абдурахманов подает иск в суд о признании их недействительными, поскольку вышеуказанные склады - это собственность его супруги, да и часть долга Алиханову он уже отдал. Два раза Якутский городской суд ему отказывает, два раза Верховный суд отменяет решение ЯГС. Существенным моментом в признании торгов недействительными Абдурахманов считает то, что в них фактически участвовал один человек в лице Сергея Григорьева, который и выиграл аукцион при весьма интересных обстоятельствах.

Четыре обстоятельства аукциона

13 апреля 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам ВС РС(Я) в составе судей Ноевой В.В., Шадриной Л.Е. и Ивановой М.Н. определила торги незаконными и несостоявшимися по следующим обстоятельствам.

Во-первых, в извещении от 21 ноября 2007 года указано, что задаток должен быть внесен не позднее 17 декабря. А он внесен 18-го, следовательно, срок не соблюден. Договор о задатке отсутствует.

Во-вторых, поручение от 28 декабря о перечислении 4 миллионов 100 тысяч рублей – стоимости приобретенного имущества по итогам торгов – Григорьевым дано 12 ноября 2007 года со ссылкой на протокол № 6, то есть задолго до публикации объявления о торгах, соответственно, и до самих торгов, и до составления протокола торгов.

В-третьих, организатор торгов почему-то не обратил внимания (или не захотел) на несоответствие сведений, представленных Григорьевым: в заявке на участие в торгах он значится простым обывателем без статуса «Индивидуальный предприниматель», а в прилагаемых к заявке документах он уже ИП. Между тем, сведения в заявке и прилагаемых к ней документах должны совпадать.

Кроме того, Судебная коллегия ВС РС(Я) своим определением отменила решение ЯГС в части отказа в иске Абдурахманова, так как (и это в-четвертых) последний лишился имущества рыночной стоимостью около 20 миллионов рублей при том, что сумма долга его перед Алихановым составляет всего 1 миллион 96 тысяч рублей, что нарушает принцип соразмерности гражданско-правовой ответственности объему и степени нарушенных прав.

Деньги и труп

Как мы уже ранее отметили, пять складов продали Григорьеву на торгах за 5 миллионов 305 тысяч 785 рублей. Из них Алиханов получил свой 1 миллион 96 тысяч рублей. Оставшаяся сумма в 4 миллиона с «копейками» за вычетом сборов осталась на депозитном счете судебных приставов-исполнителей, ее должны были отдать Абдурахманову. Но так как Абдурахманов не согласился с торгами, то не спешил их снимать. Григорьев же был уверен, что выиграет суд и ему достанутся склады стоимостью в разы большей. Таким образом, до окончательного решения в судебных инстанциях деньги должны были лежать в неприкосновенности на депозитном счете.

Но пока с мая 2008 года до апреля 2011 года шли судебные тяжбы, деньги вдруг со счета пропали. По факту их пропажи было возбуждено уголовное дело, которое сейчас приостановлено. В ходе следствия удалось установить, что деньги сняты с депозитного счета по поддельному исполнительному листу судьи Якутского городского суда А.А. Осиповой. Назначенная следователем экспертиза показала, что подписи судьи, секретаря суда и печать – поддельные. Также следствие установило, судя по предъявленному исполнительному листу, что Абдурахманов, оказывается, «задолжал» четыре с лишним миллиона рублей некоему Тугееву.

Впоследствии в телефонном разговоре со следователем живущий за пределами Якутии Тугеев (а может, и вовсе не Тугеев) рассказал, что давным-давно потерял свой паспорт. После разговора он отключил свой телефон, потому найти его пока не представляется возможным.

Но как бы там ни было, по его паспорту была оформлена доверенность на перевод денег с депозитного счета приставов на счет ГУП «Аэропорт Сангар». Снятые уже со счета аэропорта деньги распределили между собой двое мужчин и уехали во Владивосток для приобретения на эти средства автомобилей. На обратном пути один из них, со слов напарника, будучи в «белой горячке», с криком «Нас убьют за эти деньги!» бросился прочь от своего авто и в ста (!) метрах от него замерз в снегу. А напарник, якобы, не смог его тогда найти из-за сильного тумана. Впрочем, так или иначе, но труп получился не криминальный.

Когда до Григорьева доходят слухи о том, что Абдурахманову стало известно о пропаже денег, он немедленно подал иск в ЯГС о признании Магомеда Абдурахманова без вести отсутствующим. Что бы ему это дало? Ответ прост: нет потерпевшего, нет и дела. Судья ЯГС Иванова Н.В. в иске Григорьеву отказала, так как адвокат Абдурахманова Чистоедов предоставил суду документы о том, что Магомед жив, здоров и «испаряться» в небытие не собирается. При этом были проверены все документы на подлинность путем запросов в нотариальные конторы на предмет «чистоты» доверенностей Абдурахманова.

Тем временем Григорьев подает иск в Арбитражный суд республики на пятерых арендаторов с требованием освободить пять складов, принадлежащих, по его мнению, ему. Дело рассматривал судья В.А. Андреев. В суде выяснилось, что Григорьев «ошибся адресом» – подал на арендаторов складов, принадлежащих Елене Абдурахмановой. Он даже не знал, какие склады он «купил»! В итоге «искатель справедливости» от своего иска сам же отказался.

Студентка-миллионерша и тетя-милиционерша

Пока дело рассматривается в городском суде по торгам, предусмотрительный Григорьев решает стать… банкротом. Поскольку отсутствие более 100 тысяч рублей на счету ИП является основанием считать предпринимателя банкротом, процедуру «банкротства» Григорьева начинает некий гр-н Камалов, потребовавший с «бедного» индивидуального предпринимателя немедленного возврата долга в сумме… 117 тысяч рублей! Григорьев ему ответил в письме, что денег у него нет, он – банкрот. Хотя, надо отметить, что на тот момент он собирал с пяти арендаторов складов по 400 тысяч рублей ежемесячно (!).

Ко всем «бедам» Григорьева на горизонте появляется еще один «кредитор» – студентка Пинигина. Ее история еще более любопытна. Всплывает договор купли-продажи от 14 марта 2008 года. Кто сказал, что студенты – народ небогатый? Отнюдь! Если верить договору, студентка Пинигина платежеспособна настолько, что ей хватает на недвижимость стоимостью 5 миллионов 600 тысяч рублей, а также на налоги и прочие расходы, с нею связанные! И не кажется ли вам знакомой эта сумма? Правильно, она ловко подогнана к стоимости складов на торгах. Есть и расписка от Григорьева о получении денег. Но зарегистрировать в Регпалате договор купли-продажи складов не получилось, так как к тому времени в рамках дела Абдурахманова Якутским городским судом на склады был наложен арест. Тем не менее, договор купли-продажи расторгнут не был.

И вот летом 2010 года Пинигина письменно требует с Григорьева свои «кровные», тот так же письменно ей ссылается на свое «тяжелое финансово-экономическое положение». Таким образом, юридически Григорьев становится должником студентки, а сама Пинигина входит в это арбитражное дело с заявлением включить ее в реестр кредиторов Григорьева. Далее еще интереснее.

Студентка обращается в суд. В рамках дела о банкротстве Григорьев и Пинигина подписывают мировое соглашение о том, что за свой долг Григорьев рассчитывается с кредиторшей… пятью складами! Арбитражный суд утверждает данное мировое соглашение и своим определением прекращает производство по заявлению о банкротстве.

Наступает апрель 2011 года. До этих пор в результате множества судебных заседаний на вопрос «Чьи же все-таки склады?» пока окончательный ответ не найден.

Несмотря на определение Верховного суда от 13 апреля 2011 года «торги нельзя считать законными и состоявшимися в соответствии с законом», буквально на следующий день, 14 апреля (такую прыткость и оперативность да на благое дело), г-н Григорьев сдает документы в Управление Росреестра по РС(Я) и переоформляет склады на Пинигину, теперь уже студентку 5 курса СВФУ и «по совместительству» племянницу сотрудницы Республиканского наркоконтроля, которая, в свою очередь, была довольно близко знакома с Григорьевым в 90-е годы. Вот такая «подстраховка».

Согласитесь, на такие уловки вряд ли способен один человек, даже будь он семи пядей во лбу. За все время судов Сергея Григорьева защищали десяток адвокатов. Но после января 2009 года юристы, дорожащие своим именем, оставили Григорьева без своей защиты.

А что со студенткой? А она – лишь маленькая «пешка» в этой «битве титанов», маленький, но весьма нужный винтик большого механизма. Скорее всего, она ведать не ведает, в какие «игры» ее втянули! В суды, к примеру, она не ходит, ее интересы представляет юрист компании «Скиф» Иван Федоров, «по совместительству» родственник Григорьева. Кстати, эта фирма летом 2008 года купила два склада у Елены Абдурахмановой. Интересно, знают ли в «Скифе» о «подработке» своего штатного юриста? Впрочем, вернемся к нашим… складам.

Когда они оказались в руках студентки, в мае этого года со словами «Платите за аренду!» к арендаторам пожаловал Григорьев. Видимо, воспоминания о давней, но счастливой совместной жизни еще свежи в памяти, поскольку его сопровождала та самая сотрудница наркоконтроля. Вконец запутавшиеся и сбитые с толку арендаторы на встречу пригласили представителя Абдурахмановых – Дениса Чистоедова.

Елена Абдурахманова:
- На официальной встрече присутствовали арендаторы, наш юрист Денис Чистоедов, Григорьев со своей знакомой и моя дочь, которая в то время была в Якутске и решала вопросы обслуживания котельной и охраны территории складов, так как Григорьев ничем не занимался. Я не буду говорить, как Григорьев оскорблял юриста. Слово за слово произошла словесная перепалка: «Ты здесь никто!», «У меня доверенность от Пинигиной», «Покажите ее!», в ответ Григорьев так ничего и не показывал. В итоге моя дочь вызвала наряд милиции.

Приехавшие сотрудники милиции увезли Григорьева и его спутницу в отделение. После общения с милиционерами Григорьев завалил жалобами все инстанции, в том числе ФСБ. В своих жалобах он пишет, как его «били» и как над ним «издевались».

Продолжение этой истории читайте в следующем номере «Эхо столицы».
Количество показов: 1589
Выпуск:  Выпуск № 43 от 10.06.2011 г.
Комментарии