Была драка медиков или нет?

04.07.2011 
Количество показов: 2316
Медики устроили кровавый праздник.
«Никакого избиения не было»

«В номере 47 от 24 июня 2011 г. газеты «Эхо столицы» на странице 32 напечатана статья под названием «Медики устроили кровавый праздник», где сказано об инциденте, якобы произошедшем между работниками ГУ «РБ № 2 – ЦЭМП» на праздновании Дня медицинского работника на острове (во время одного из соревнований), а также на причале речного порта 19 июня 2011 г. Эта статья не является правдоподобным отражением действительности, так как никакой потасовки, а тем более драки между травматологическим, ОЛД и другими отделениями не было. Об этом свидетельствуют все присутствовавшие на празднике работники учреждения. Что касается инцидента на причале, можем сказать следующее: тут произошло недоразумение.

Из-за недопонимания в разговоре произошла словесная перепалка, выброшенная стеклянная бутылка случайно попала в лицо девушки. Разговоры о свернутом набок носе явное преувеличение. Никакого жестокого избиения со стороны врача-травматолога не было. В любом случае по этому факту проводят проверку сотрудники правоохранительных органов. В связи с вышесказанным просим в следующем номере газеты написать опровержение позорящей медицинское учреждение статьи. В противном случае оставляем за собой право обратиться в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском о защите чести и достоинства.

Председатель профсоюза ГУ «РБ № 2-ЦЭМП» Софронова Г. И.» (всего 29 подписей работников больницы).

Корпоратив как социальное зло

В первую очередь, как автор статьи «Медики устроили кровавый праздник», я смею заверить своих читателей, что цели огульно опозорить уважаемое медицинское учреждение у меня не было. Напротив, в ходе работы над материалом я максимально постарался убрать из него все свои личные оценки. И опирался только на имеющиеся у редакции факты и свидетельские показания.

Проблема, которая поднималась в статье, касается так называемых корпоративных праздников, которые зачастую превращаются в банальные попойки и заканчиваются печально. В частности, превращают вполне адекватных граждан гуманных профессий в озверевших нелюдей. В качестве наглядного примера я привел так называемый «инцидент» на причале речного порта, случившийся в выходной день по приезду сотрудников РБ № 2-ЦЭМП с корпоративного праздника на острове. Здесь, в речном порту при скоплении народа и произошла история, после которой две девушки - сотрудницы республиканской больницы попали в станцию «скорой помощи», а врач-травматолог - в отделение милиции. О чем имеются соответствующие протоколы и комментарии официальных лиц.

В огороде бузина, а в Киеве дядька

Госпожа Софронова, в свою очередь, утверждает что «статья не является правдоподобным отражением действительности» на том основании, «что никакой потасовки либо драки между отделениями травматологии и ОЛД (чему в статье был посвящен всего лишь небольшой абзац) в ходе празднования на острове не было».

И это главный довод профсоюзного лидера, если судить по логике ее опровержения. Что же, пусть будет в огороде бузина, а в Киеве дядька… Тем более что не верить подписям 29-ти безусловно уважаемых сотрудников Республиканской больницы у меня оснований нет. Хотя (я сослался на это в предыдущем материале) об этом мне рассказал, с обязательным условием анонимности, один из сотрудников медучреждения…

И я действительно рад, что драки или иной потасовки после полудня, как оказывается, не было. Мне даже после этого легче стало, потому как осознавать простому человеку, что работники республиканской больницы, призванные утешать человеческие боли и невзгоды, приняв на грудь, способны пойти друг на друга стенка на стенку, право, невыносимо… Можно просто потерять веру в человеческое благоразумие и милосердие.

А с чем же тогда профсоюзный босс соглашается? Галина Ивановна не отрицает наличие некоего загадочного факта, по которому проводят проверку правоохранительные органы. Но называет его просто недоразумением. Если внимательно вчитаться в текст опровержения, то чем дальше, в лес, тем так называемое недоразумение становится все чудесатей и чудесатей. К примеру, когда между непонятно кем и по какому поводу вдруг возникают словесная перепалка. Или выброшенная бутылка, обретающая необыкновенную, просто отрицающую закон мирового тяготения траекторию.

Сломанный нос, с которым так неудачно повстречалась бутылка, и по поводу которого одна из пострадавших уже перенесла операцию и, по крайне мере на этой неделе, лежала на излечении в ЛОР-отделении, становится в ряд таких отстраненных категорий, коими является преувеличенный разговор.

Впрочем, есть, конечно, ощущение, что председатель профсоюза явно в курсе произошедшего, но что-то не договаривает. Или договаривает, но как-то неправильно.

Взять хотя бы утверждение, что «жестокого избиения со стороны травматолога не было». То есть получается, будто Галина Ивановна таки соглашается, что избиение было, но отнюдь не жестокое…

Правоохранительные органы сообщают

А теперь, уважаемые читатели, голые факты.

Комментарий руководителя пресс-службы ЛОВДТ Натальи Шахурдиной:
«19 июня, около 23 часов, дежурный наряд Ленского линейного отделения милиции во время патрулирования территории речного вокзала обнаружил мужчину, избивающего девушку. Противоправные действия были пресечены. По факту нанесения побоев гражданин Г., врач отделения травматологии РБ № 2 ЦЭМП 1977 года рождения, в состоянии алкогольного опьянения был задержан и в дальнейшем направлен в территориальное отделение милиции (3 ГОМ - прим. автора). Потерпевшей гражданке Е. 1987 года рождения, была вызвана служба «скорой помощи».

Комментарий специалиста по взаимодействию со СМИ штаба УВД по г. Якутску Елены Григорьевой:
«Материалы по поводу нанесения 19 июня в районе речного вокзала побоев гражданином Г. гражданке Е., а также материалы гражданки Ж. по факту причиненной ей травмы от гражданки Е., действительно находились в ведении участковых 3 ГОМа. В данное время они переданы в отдел дознания для дальнейшего расследования».

Все предельно ясно: побои, травмы. Нет здесь и намека на «недоразумение». Можно было бы сказать - банальная бытовуха, если бы речь шла о семейном дебоше. Но здесь другая социальная проблема, а именно драка на фоне официально одобренного пьянства в рабочем коллективе.

Самое слабое звено

Как вы думаете, какие выводы из этой истории сделало для себя руководство республиканской больницы? Кого коллектив определил виновным? Крайней во всей этой нелицеприятной истории стала избитая девушка. Её и уволили с работы как раз в день выхода первой статьи.

Я встретился с потерпевшей. Невысокая, худенькая, с большими напуганными глазами, просила не называть в газете ее имени. Одна воспитывает четырехлетнего ребенка, в больнице работала полтора года, секретарем-машинисткой. Несмотря на то, что со дня избиения прошло уже две недели, с ее рук еще не сошли огромные синяки. Она до сих пор чувствует себя плохо, мучают головные боли, темнеет в глазах. На лице у нее синяков нет, так как били ее по большей части по затылку. Что и подтверждает справка со «скорой помощи».

«После случившегося на пирсе, - рассказывает девушка, - на меня подала заявление моя коллега Ж. (также секретарь, но повыше рангом) за то, что я попала в нее бутылкой. В свою очередь я подала заявление о побоях на врача-травматолога Г. Если перед Ж. я, конечно, чувствую себя виноватой, пусть и вышло все не специально, то, поступок врача ни простить, ни понять до сих пор не могу. Собственно с его приставаний ко мне все и началось. Я его лично до того не знала, он знакомый Ж. Там, на причале, он нетрезвый начал ко мне приставать, хватать за руки, у кого выдержат нервы, еще и эта бутылка… А ведь он взрослый мужчина, бил меня кулаками по затылку… Спустя несколько дней нас троих собрали и в присутствии участкового 3-го ГОМа предложили пойти на мировую сделку с условием, что я забираю заявление на избившего меня врача. А Ж. в свою очередь забирает поданное ею заявление на меня. На то момент я сочла это разумным и свое заявление о побоях забрала. Как оказалось, меня обманули. В конце недели меня вызвала начальник нашего организационно-правового отдела и заставила написать заявление об увольнении по собственному желанию. В тот же день я узнала, что юрист нашей больницы В. Стрекаловская, представляющая интересы Ж., предлагает мне от ее имени мировое соглашение с тем, что она не имеет ко мне претензий при условии возмещения ей морального и материального ущерба в 100 тысяч рублей… В общем получилось так, что я внезапно осталась без работы, и в дальнейшем без средств к существованию, с ребенком на руках, плюс зажатая в угол юристами. Что я сейчас чувствую? Даже не знаю, горечь и обида на свою работу у меня уже перегорела. Просто, когда прохожу мимо уже чужой, а еще две недели назад родной работы, и знаю, что там на том же месте работает жестоко избивший меня человек, хочу только справедливости».
Количество показов: 2316
Выпуск:  Выпуск № 49 от 01.07.2011 г.
Комментарии