Страсти по рыбе

10.09.2011 
Количество показов: 1747
Пассажирский теплоход «Механик Кулибин» из бухты Неелово прибыл в Якутск 31 августа и был встречен далеко не с фанфарами.
Пассажирам теплохода не повезло по двум причинам.

Во-первых, незадолго до этого дня указанием Северо-Восточного управления Госморречнадзора Ространснадзора посадочная баржа МП-1359, к которой должен был причалить «Механик Кулибин», была объявлена под запретом для причала пассажирских судов. По этой причине теплоход встал на якорь прямо на фарватере, а пассажиров на берег доставляли рейсами теплохода «С. Васильев».

Во-вторых, в это время по всему Дальневосточному округу идет оперативно-профилактическая операция «Путина», в ходе которой суда, идущие из «рыбных» мест (бухта Неелово, безусловно, в их числе), непременно проверяются транспортной полицией. Среди них оказался и теплоход «Механик Кулибин».

Можно понять возмущение пассажиров данного рейса, когда у них, уставших от дальнего путешествия, проверяли весь багаж, да еще и спрашивали какие-то разрешительные документы, лицензии на перевозимую ими рыбу. И если у части все было в порядке, то у так называемых «хозяев» контрабандной рыбы в количестве 97 осетров и 31 нельмы все было как раз наоборот, так как за своим уловом они не обратились до сих пор.

По словам заместителя начальника полиции Северо-Восточного линейного управления внутренних дел на транспорте Василия Корчинского, подобные мероприятия «транспортники» проводят регулярно, в том числе и в качестве реагирования на поступающую оперативную информацию. В данном случае по итогам изъятия 31 августа партии незаконно перевезенной рыбы проводится проверка. На 6 сентября в полицию обратились ряд граждан, которым при наличии разрешительных документов рыба была возвращена. Возвратили также кастрюлю с соленой ряпушкой, которую, якобы, полицейские отобрали у 80-летней бабушки.

На встрече с журналистами, прошедшей в момент сдачи изъятой рыбы на хранение в холодный склад ОАО «Туймаадаагроснаб», Василий Корчинский продемонстрировал расписку некоей Осиповой Нюргустаны Ильиничны, в которой она пишет, что «забрала свой бак с рыбой 1 сентября из комнаты милиции» и что «претензий не имеет».

Полицейские же нам объяснили, что бак (или кастрюля) в суматохе был то ли утерян, то ли забыт. Но ни в коем случае не изъят. Но это не суть важно. Важно другое.

Как сообщил журналистам начальник Государственного контроля, надзора и охраны биоресурсов Ленского территориального управления Федерального агентства рыболовства Марат Гайнуллин, осетры ловятся только по лицензии. В этом году для любительского и спортивного рыболовства на реке Лене по республике квоты было выделено на 8 тонн, для промыслового - на 29 тонн и 200 килограмм. При этом размер рыбы должен быть не менее 51 сантиметра, о чем прописано в Правилах рыболовства.

Надо отметить, что само Управление подобные рейды проводит лишь на реке. Но согласно существующим совместным планам и соглашениям, полиция привлекает работников Управления в качестве экспертов, как и на этот раз. Причем размер причиненного ущерба по просьбе транспортной прокуратуры оценивает Управление. Так, крупным считается ущерб в 10 тысяч рублей и более, по которому уже можно завести уголовное дело. В данном случае один только осетр, какого размера он бы ни был, оценивается в 8 тысяч 350 рублей. Умножаем эту цифру на 97 особей и получаем общий ущерб от перевезенного осетра на 809 тысяч 950 рублей. Если одна нельма оценивается в 1250 рублей, то от 31 нельмы ущерб составил 38 тысяч 750 рублей. Путем сложения получаем общий ущерб государству в сумме 848 тысяч 700 рублей.

Потому и неудивительно, что до сих пор хозяев у этой рыбы ценных пород так и не нашлось. Кому хочется отвечать по статье Уголовного кодекса? Потому и оказалась наспех перепрятанная из морозильника в разные места теплохода рыба «ничьей». А экипаж теплохода «знать ничего не знает». Как это возможно при таком объеме рыбы?

Но кто бы и что ни говорил, сейчас идет проверка, и, по словам пресс-секретаря СВ ЛУВДТ Натальи Шахурдиной, дальнейшее распоряжение изъятой продукцией будет осуществляться в предусмотренных законом рамках, является процессом прозрачным и исключает неправомерный доступ всех участвовавших в изъятии сторон. А по закону изъятое должно реализовываться по решению суда через Росимущество. По словам Марата Гайнуллина, в силу своей специфики изъятый осетр должен быть уничтожен. Также Гайнуллин озвучил свое неутешительное мнение: «Нас спасает то, что в республике мало населения, поэтому рыба еще водится в реках». Подождем увеличения?
Количество показов: 1747
Выпуск:  Выпуск № 69 от 09.09.2011 г.
Комментарии