В Новосибирске якутянка борется за сына

02.07.2010 
Количество показов: 1079
Еще совсем недавно Илья и Оксана казались счастливой парой.
На момент знакомства он уже хорошо зарабатывал, казался серьезным мужчиной. У Оксаны за плечами было экономическое образование, она, тридцатилетняя леди с модельной фигурой, делала первые шаги по лестнице карьерного роста…

Пара официального брака не заключала. Вскоре на свет появился крепыш Володя. В период нежного возраста папа и мама воспитывали сына вместе, пока в семье не начался разлад. Сначала маленький Володя мог общаться с обоими родителями. Жил с папой, который приводил его в садик, водил на прогулки, покупал вещи и игрушки. Мама виделась с сыном, когда ей того хотелось. Но противостояние между родителями постепенно накалялось и дошло до того, что жить в одном городе оказалось просто невыносимо.

Оксана, для которой экс-супруг снимал жилье в сибирской столице, решила строить самостоятельную жизнь. Вместе с сыном. Причем в Алдане, где в скромной трехкомнатной квартире проживала ее престарелая мать. Туда-то и поехала молодая женщина, прихватив с собой четырехлетнего сынишку.

Через полгода Илья приехал в Алдан на пятилетие Володи и… расплакался. Покосившийся деревянный домик утопал в снегах,
вокруг – ни души. Илья забрал мальчика с собой в гостиничный номер, где они прожили два дня. За это время, по словам отца, мама мальчика даже ни разу не позвонила. Тогда-то и пришло решение увезти сына в Новосибирск. Вместе с ребенком отец отправился на вокзал.

– Мне она сказала, что выходит замуж и уезжает в Москву, – говорит Илья. – Но Москвой оказался этот заброшенный райцентр. Я, конечно, желаю для своего сына лучших условий. Там нет ни одной детской площадки, ни одной секции… Со стороны Оксаны начался шантаж, она была согласна вернуться в Новосибирск, если я ей куплю квартиру там.

Прошло еще полгода, и история повторилась. В сибирскую столицу приехала мама: нашла сына во время занятий в детском бассейне, буквально голого забрала оттуда и – на самолет до Якутска. Правда, в отличие от Ильи, Оксана приехала за ребенком с судебным решением и с шестью приставами, а отца официально обвинила в похищении сына.

– Я никогда не запрещала своему экс-супругу общаться с ребенком, поэтому без проблем отпустила их вместе погулять на улицу, когда он приехал в Алдан, – вспоминает события Оксана. – Ни через час, ни через два они тогда не вернулись. Я думала, что сойду с ума, предполагала самое страшное… А оказалось, что мой бывший муж просто выкрал ребенка и увез его в
Новосибирск!

Тогда-то мать и обратилась в суд, который подтвердил ее и только ее право проживания с мальчиком. Но, как рассказывает Оксана, сына пришлось разыскивать вместе с людьми в погонах, так как квартира мужа пустовала.

– Я не крал ребенка, – негодует Илья. – Сказал же, что хочу вернуть сына в хороший большой город, где у него будут перспективы, где он родился и вырос.

«Показания» враждующих экс-супругов вообще противоречат друг другу: Оксана жалуется, что папаша сроду не занимался воспитанием дитя, а, мотаясь по командировкам, оставлял его всевозможным нянькам. Илья же уверяет, что заботился о наследнике, как о маленьком принце: водил его в цирк и театры, записывал в секции, окружал вниманием. На стороне отца и воспитатели новосибирского детского садика, куда ходил Володя, все они в один голос твердят: «Мальчику было бы лучше жить с папой, он в нем души не чает, а о маме даже не вспоминает»…

Он считает, что судебное решение об отъеме у него ребенка – это фикция, ведь все трое до сих пор прописаны в Новосибирске. Теперь Илья намерен в судебном же порядке обжаловать вердикт алданского правосудия и рассчитывает снова забрать сына. Да и против материнского воспитания не возражает: мол, пусть Оксана возвращается в Новосибирск, а здесь уж родители сумеют поделить время общения с сыном.

– Она пошла на хитрость, обманным путем подала иск в суд Алдана, – говорит Илья. – Дело в том, что у нее на руках уже было решение о выплате мною алиментов, от которых я, кстати, никогда не отказывался. И даже когда ребенок проживал со мной, я ей все равно их платил. Она же повторно подала на алименты и как бы между прочим поставила вопрос о проживании ребенка. Без первого требования второй бы вопрос суд Алдана никогда не решил, так как по закону не имеет на это право. Я готов заключить с мамой ребенка любое мировое соглашение при условии проживания ребенка в Новосибирске. Без шантажа и вымогательства.

Придут ли к обоюдному согласию Оксана и Илья? Не повторится ли судьба детей Ирины Беленькой, других известных людей шоу-бизнеса и многих других, кто, когда-то зачавши ребенка в любви, прожив бок о бок в согласии и взаимопонимании, сегодня стал врагами – нам неведомо. Известно лишь одно – там, где речь идет о детской судьбе, шантажу и киднеппингу нет места.
Количество показов: 1079
Выпуск:  Выпуск № 47 от 29.06.2010 г.