Есть ли коррупция в школах?

29.03.2011 
Количество показов: 1745
Ответ на этот вопрос искали участники дискуссионного клуба «Билии».
Мероприятие прошло в минувшую среду в рамках реализации на территории республики Национальной стратегии противодействия коррупции. Модератором выступил член Общественной палаты РФ, член Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции Андрей Мартынов.

В обсуждении приняли участие директора столичных школ N№23 и N№15 Георгий Афонский, Борис Горбатюк, главный специалист управления образованием г.Якутска Людмила Полятинская, профессор СВФУ, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Макар Яковлев, представители правоохранительных органов, СМИ.

Андрей Мартынов напомнил, что «горячая линия» «Стоп, коррупция!» стартовала в России 16 февраля. И звонки о предположительных фактах коррупции в сфере образования находятся на четвертом месте.

«В мой адрес поступают заявления от представителей родительской общественности о фактах школьных поборов. Были сделаны запросы в Прокуратуру РС(Я) о необоснованных сборах денежных средств, в частности, в Амгинской школе, ряде городских школ. Некоторые факты были частично подтверждены», - отметил член Общественной палаты РФ.

Что такое коррупция в школе? В ходе обсуждения практически все участники заседания пришли к выводу, что коррупция начинается с приёма детей в первые классы, в основном, в городах. Там, где есть возможность выбора школы. Многие родители понимают, что качество преподавания и педагогическое мастерство конкретного учителя может существенно повлиять на судьбу их детей. А потому стремятся записать своих детей непременно в лучшие школы. Так возникает конкурс, появляются попытки воздействия коррупционными формами на его результаты.

Решением этой проблемы, по мнению директора школы N№15 Бориса Горбатюка, стал бы возврат к территориальному принципу набора в школы. До 1992 года все было жестко: ребенок мог учиться только в той школе, которая находилась в районе, где он прописан. Сейчас же, к примеру, в гимназии, располагающейся в центре города, приезжают учиться аж из пригородов.

По словам специалиста столичного управления образованием Людмилы Полятинской, родители имеют право выбора школы только в том случае, если там есть свободные места. Если же директор школы возьмет ребенка в класс 35-м учеником, это уже расценивается как нарушение санитарных норм. Но родители, возможно, по незнанию, начинают всячески давить на руководство школы. И часто добиваются своего.

«В наше управление от родителей ни одного обращения по поводу коррупции в школах не поступало», - сказала Полятинская.

И если родители между собой охотно делятся фактами поборов, то почему они не обращаются в правоохранительные органы, управление образованием? К слову, ни одного заявления не было и в адрес Следственного комитета при Прокуратуре РФ.

«Значит, их интересы удовлетворены?» - задались вопросом участники дискуссионного клуба.

Георгий Афонский, директор школы N№23, сказал, что прием заявлений для поступления в 1 класс начинается аж с 1 апреля, а приказ об этом школа может издать и 1 мая, и 30 июня. Вот родители и приходят в школу, бывает, даже 31 августа и, конечно, к этому времени в школах комплектация уже завершена.

«Должны быть разработаны новые четко регламентированные правила приема в школу, чтобы избежать таких проблем», - говорит директор.

Также примером бытовой коррупции можно назвать факт школьных поборов. Каждая школа нуждается в финансовых ресурсах, а потому она поощряет родителей, готовых спонсировать работу отдельных учителей и школы в целом. Но надо заметить, что в последние годы здесь наводится порядок: почти везде от получения наличных денег отказались и перешли к перечислению средств на счета, открываемые для добровольных взносов родкомитетами.

В итоге, все пришли к мнению, что в наших школах фактов ярко выраженной коррупции не выявлено. Но для того, чтобы и вовсе избежать такого явления, необходимо вести информационную работу: что можно делать, а что нельзя, с родителями, учащимися, работниками образования.
Количество показов: 1745
Выпуск:  Выпуск № 21 от 25.03.2011 г.