Восторжествует ли справедливость?

04.09.2011 
Количество показов: 620
В № 37 от 20 мая 2011 года «ЭС» в материале «Слепое правосудие» писала об освобождении из-под стражи двойного убийцы В.
Находящемуся в СИЗО по обвинению по статье 111 УК РФ (нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего) В. 27 апреля постановлением Якутского горсуда была изменена мера пресечения: арест - на подписку о невыезде. С тех пор В. находился в своем родном улусе, в Намцах, пока не настал час «Х»: в минувшую пятницу, 26 августа, его дело рассматривалось в Якутском городском суде.

Напомним, что 3 февраля после совместного распития спиртных напитков в квартире потерпевшего Александра Козлова обвиняемый избил гостеприимного хозяина так, что тот скончался на месте преступления. Также напомним, что В. ранее был дважды судим, что примечательно, по той же статье УК РФ. В начале 90-х годов он избил своего же собутыльника. К счастью, тот отделался «легким испугом» - отлежался на больничном. В. тогда осудили на год условно. Более печально и трагично закончилась совместная пьянка с женой в 1997 году. Тогда он ее избил так, что та скончалась от полученных побоев. В. снова осудили на 7 лет… условно. Но, видимо, условные сроки ему не показались достаточным уроком, и он в третий раз избил до смерти своего же собутыльника.

Нам не составляет труда догадаться, как вел себя В., находясь на свободе после освобождения из СИЗО. Всю свою сущность он сполна показал во время заседания суда. Впрочем, обо всем по порядку.

Несмотря на врученные повестки, на заседание суда прибыли свидетели со стороны В. Стоит ли говорить о том, какие лестные слова они говорили суду в адрес обвиняемого. Родная дочь, видимо, забывшая про судьбу родной матери, буквально «пела дифирамбы» в адрес отца. А ведь когда в апреле решался вопрос об изменении меры пресечения, «положительная» характеристика стала чуть ли не определяющей! К тому же судье не понравилось то, что следователь опоздал с ходатайством о продлении срока содержания под арестом на два дня. Таким образом В. оказался на свободе.

Итак, положительные характеристики и отзывы свидетели давали в суде до обеда. При этом на вопрос, каким становится В. после распития спиртного, все отвечали, что он де спокойный, разве что становится более разговорчивым.

Так как на заседание не явились еще три свидетеля, судья назначил перерыв до 15 часов с требованием в принудительном приводе отсутствующих свидетелей по делу. В 15 часов все собрались все, кроме… обвиняемого! Он исчез! Телефон его был отключен, дочь не знала, где он обедал, адвокат также был не в курсе. Судья была вынуждена объявить перерыв до 16 часов с требованием о принудительном приводе обвиняемого. В 16 часов обвиняемый был доставлен в зал суда в… нетрезвом состоянии! Подобная циничность и неуважение к суду и ко всем его участникам повергла в шок даже адвоката.

Ну что в таких случаях можно сделать? Заверения В. о том, что он де всю ночь накануне суда переживал, потому не выспался и проспал заседание суда, что он устал морально и физически, можно было бы понять, если бы он был в трезвом уме и памяти. А когда человек еле стоит на ногах, когда он угрожает в зале суда корреспонденту, а потом материт его в коридоре, поведение его можно характеризовать как вызывающее и преступное. Автор этих строк вынуждена была написать заявление в суд для административного реагирования в отношении В. за оскорбление чести и достоинства во время исполнения служебных обязанностей.

Впечатления от «дифирамбов» рассеялись. В. наглядным образом показал, каким становится под воздействием алкоголя. Досталось и потерпевшей стороне – матерными словами были оскорблены родной брат и мать жертвы.

Зачтется ли подобное поведение обвиняемого при вынесении окончательного приговора по делу? Хочется надеяться, что да. И одним пьяным дебоширом, оставляющим трупы после пьянок, станет в нашем обществе меньше. Хотя бы на несколько лет. А пока он водворен обратно в СИЗО.
Количество показов: 620
Выпуск:  Выпуск № 67 от 02.09.2011 г.
Комментарии