Смерть от равнодушия

12.12.2011 
Количество показов: 1397
Обращаясь к врачу за медицинской помощью, мы доверяем ему самое ценное – здоровье и жизнь. Но, к сожалению, иногда поход к врачу влечет за собой походы в судебные инстанции, а иногда - к следователю по особо важным делам.
Это уголовное дело возбуждено 21 октября 2010 года по факту смерти лаборанта ветеринарного факультета ЯГСХА Лены Колтовской 1964 года рождения. Причиной смерти явилась многоузловая миома матки, сопровождающаяся маточным кровотечением и осложнившаяся кровопотерей, что привело к нарушению жизненно важных функций организма. Что же привело к смерти молодую еще женщину?

С 11 ноября по 25 декабря 2008 года Колтовская амбулаторно лечилась в МУ «ЯГБ № 3», а также стационарно в терапевтическом отделении МУ «ЯГБ № 2». В ходе прохождения лечения Колтовской был установлен диагноз «хроническая железодефицитная анемия постгеморрагическая средней степени тяжести». Кроме того, у Колтовской впервые было выявлено сопутствующее гинекологическое заболевание: миома матки больших размеров с геморрагическим синдромом. По итогам лечения основного заболевания состояние больной улучшилось, и ей было рекомендовано продолжить лечение по месту жительства в поликлинике. Также ей рекомендовали консультацию гинеколога по поводу миомы матки, и 25 декабря Колтовскую выписали из терапии ЯГБ № 2.

В тот же день Колтовская обратилась к участковому акушеру-гинекологу ЯГБ № 2 Осиповой Е.И., которая приняла пациентку на амбулаторное лечение, собрала анамнез и выдала направление на УЗИ органов малого таза. После УЗИ 26 декабря Колтовская вновь пришла на прием к врачу Осиповой, но, как установило следствие, с 26 по 31 декабря врач не предприняла никаких мер, направленных на квалифицированное лечение миомы матки. Следствие считает, что по клиническим показаниям в виде смешанной миомы матки, сопровождавшейся с патологической кровопотерей, приведшей к анемии тяжелой степени, врач должна была госпитализировать истекающую кровью женщину в экстренном порядке для оказания срочной медпомощи.

Вместо этого 30 декабря Осипова закрыла больничный лист Колтовской с 31 декабря. Следовательно, больная женщина должна была выйти на работу с 1 января наступившего года.
При этом Осипова как врач с 26-летним стажем, с высшим квалификационной категорией не могла не знать, что узлы миомы сдавливают крестцовые нервы и вызывают боль в пояснице, а опухоли такого размера нарушают анатомические взаимоотношения в малом тазу, в брюшной полости и приводят к нарушению функции почек, в связи с чем больная подлежала не только экстренной госпитализации, но и экстренного оперативного вмешательства. Учитывая вышеизложенное, следствие считает, что Осипова предвидела возможность наступления смерти в виду бездействия, но самонадеянно почитала, что пронесет. Но не пронесло.

8 января 2009 года Колтовская была экстренно доставлена в гинекологическое отделение ЯГБ № 1 каретой Скорой помощи с диагнозом «Маточное кровотечение. Миома 14-16 недель». При этом основное заболевание уже было сопровождено рождающимся сумбукозным миоматозным узлом с некрозом ткани, постгеморрагической анемией, маточным кровотечением, малокровием сосудов головного мозга, сердца, легких, печени, почек, поджелудочной железы, матки, яичника, маточной трубы, геморрагическим пропитыванием, отеком, некрозом, воспалительной инфильтрацией шейки матки, фиброзно-лейкоцитарным эндометритом, лейкостазом в сосудах матки, легких, сердца и многими-многими заболеваниями до отека легких и веществ головного мозга. В этот же день в 15 часов 25 минут врачи констатировали биологическую смерть больной.

Таким образом, врач акушер-гинеколог Елизавета Осипова, допустив общественно опасное бездействие, совершила преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Кто когда-либо сталкивался с врачами в подобных ситуациях, тот знает, насколько сложно доказать вину врача в том, что по вине врача пациент стал инвалидом или вообще умер. В данном случае, свое служебное разбирательство было и в Минздраве. Но расследование сделало свой более легкий вариант заключения: да, возможно, лечили не самыми суперсовременными лекарствами, да, нет преемственности между терапевтами и узкими специалистами. В итоге привлекли Осипову к дисциплинарной ответственности, и врач, допустившая смерть пациента, продолжает и по сей день работать, принимать пациентов, лечить… Осипова не была отстранена от работы даже во время следствия.

Ну а что же говорит сама Елизавета Осипова? По словам следователя, расследовавшей это дело, Осипова не только вину свою вообще не признает, но и пояснять-то ничего не стала следователю, храня молчание в силу предоставленного подозреваемым права не свидетельствовать против себя.

Уголовное дело с обвинительным заключением на днях подписано прокурором, и дело направлено в суд. Неведомо, что судья установит на заседании, дадут ли срок врачу. Зато я почему-то уверена, что если дадут, то срок будет условным.

И наконец, в настоящее время следственные органы расследуют еще три аналогичных дела в отношении врачей. На днях возбудят четвертое дело. Не кажется ли, что это уже слишком? Ведь речь идет о смертях человеческих, о жизни тех, кто доверился врачу.
Количество показов: 1397
Выпуск:  № 95 от 09.12.2011 г.
Комментарии